Люди Израиля. Первый урок

В компьютере — золотая осень. Желтые листья и синее небо. За моим окном серый оттенок на всем, мелкий нудный дождь, грязные лужи.

31- я осень в моей жизни.

Потухший экран телефона. Остатки пиццы покрылись плесенью. Мне не мешает.

Раскрытая книга. На ее страницах слой пыли. Пару дней тому назад я на ней пальцем выводил круги.  

Закончил два института. От первого —  диплом на стене в подаренной мамой рамке. Второй — валяется где-то между книгами.

От знаний, от пустой работы нет радости ни мне, ни тем, для кого я работаю.

Сон — единственное спасенье, но именно он и не приходит. Почему-то ночью приползают вопросы, на которые ни в интернете, ни в книгах нет ответов.

Кто устроил все это? В чем смысл моей жизни, моих родителей, моих друзей, всех, кто ползает под зонтами сейчас за окном?

Я остановился напротив полок с книгами. Раньше я любил читать.

Решаю все выбросить.

Со злостью сгребаю все в большой пакет и натыкаюсь на старую, растрепанную книгу, бережно завернутую в выцветшую бумагу. Книга, которую мама мне клала под подушку в детстве. Которую бережно обертывала, гладила каждый раз, когда меняла мне постель. Чтоб опять и опять положить мне ее под голову. Она до сих думает, что эта книга бережет меня.

Почему-то я понял, что ее нельзя  выбрасывать… Хотел открыть и ощутил страх. Мне стало смешно. Я уже не маленький мальчик, который верит, что книга может как-то влиять на человека, и тем не менее не решаюсь открыть.

Вспомнил, что давно не заряжал телефон. Вставив в зарядку, набираю телефон мамы.

— Привет, ма.

Радостный вскрик и слезы.

— Мам, все нормально, не плачь. Я на работе. Я в порядке, — вру ей.

Она успокаивается, и я спрашиваю о книге.

Слышу:

— Особенная. Она передается нам из поколения в поколение. Она спасала нашу семью от погромов, спасала в гетто, привела сюда в Израиль. Есть в ней сила. Береги ее.

Злясь на свой детских страх, я открываю потрепанную обложку.

Ничего не понимаю, но начинаю дрожать. Дрожь идет изнутри…

Когда поднял глаза, за окном уже стемнело. Дождь прекратился. Почему-то пришла мысль, что это из-за книги.

Я включил компьютер. Набрал в гугле название книги: «Зоар». Каббалисты, раби Шимон, изучение «Зоар». Как же его учить, если, даже не понимая смысла, невозможно оторваться от строчек? Есть на земле, кто может мне объяснить, про что здесь написано?

Набираю телефон с сайта.

Гудки. Посмотрел на часы. 2 часа ночи.

Адрес. Это же совсем не далеко.

Первый раз за несколько дней вышел из дома.

Небо усыпано звездами. Удивился, что в этом мире есть звезды. Я думал, что остался один дождь.

До места добрался за 15 минут.  

Сидя в машине, я смотрел, как в здание идут люди.

Скука пропала — я хочу узнать, что они там делают. Почему учат «Зоар» ночью и почему их так много.

Трехэтажное здание, огромные буквы — каббала ле ам. Два парня на ступеньках.

— Привет, брат. Что не спится? Как узнал про нас?

Думал, не пустят.

— Ну, давай, проходи.

— Шломи, — это гость, покажи ему где, что — обратился он к парню, что вошел за мной.

Шломи молча кивнул.

— Пошли, брат.

Я сижу на уроке. Огромный светлый зал. Камеры снимают в прямой эфир. Слушаю человека, которого все зовут Рав. Непонятные термины, сосредоточенные лица, экраны плазм, развешанных по залу, на которых мелькают такие же сосредоточенные лица из России, Европы, Америки, Японии…. В зале человек 200. Чувствую, что все они пришли за тем, что и я.  И седой Рав даст ответы на все те вопросы, от которых я не мог уснуть.

Где-то внутри поднимается непонятная радость, надежда, уверенность что все, дождь кончился.

Он смыл скуку. Я нашел место, где учат, для чего я живу…

 

Анна Вавилов

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *