Барон Ротшильд

«Я предписываю всем своим дорогим детям жить в полной гармонии, не позволять ослабнуть семейным связям… и да пребудут они и их потомки постоянно в лоне иудейской веры»

Ансельм Ротшильд

Пожалуй, нет другого имени в Европе, которое не было бы окутано такой аурой историй и небылиц. Ни одно не произносилось с такими завистливыми вздохами. Не было Дома в Европе, который отличался бы таким всесилием, живучестью и устойчивостью, несмотря на жуткое противостояние всего мира.

Династия

Kрайне сложно найти в мире явление, подобное Ротшильдам — банкирам и общественным деятелям, финансистам и филантропам. Семья всегда стремилась сделать своё присутствие в мире незаметным и неслышным. Большие деньги предпочитают тишину. На протяжении столетий Ротшильды старательно избегали любой огласки размеров своего состояния, и лишь слухи ползли по миру.

Семья Ротшильдов с 18 века вела бизнес в Англии, Франции, Германии, Австрии, Италии. Влияние Ротшильдов на развитие Европы и всего мира огромно сих пор. Оно привлекает всеобщее внимание удивительным магнетизмом и харизмой.

Слишком банально просто называть их состоятельными людьми. Слово Ротшильд стало своего рода нарицательным определением нуворишей. «Стоимость» каждого из рожденных в Семье младенцев взлетает к 150 миллионам долларов, а родословная Ротшильдов уходит в прошлое на 150 лет. Скорее всего, эти цифры не точны, кто знает на самом деле. Но, по сути, это верно.

Ротшильд (Rothschild) — на немецком  означает «красный щит». На фамильном «логотипе» Ротшильдов высечено пять переплетенных стрел: пять братьев и не прерывающаяся династия. Объяснение этого символа можно увидеть у придворного живописца Ротшильдов, Морица Оппенгейма, запечатлевшего на холсте историю из Писания, рассказывающую о последней просьбе умирающего отца к сыновьям: разломить связку стрел.

Намек понятен: могущество Семьи — в незыблемости ее основ.

Мир завидовал их успеху и ненавидел одновременно. Но все нуждались в их деньгах и благодетельстве. «Ротшильды не могут быть лишними», — сказал Дизраэли.

Утверждают, что «крошка сын» Натана Ротшильда «к отцу пришел»: «Сколько разных народов существует в мире»?

– Есть только два народа, о которых тебе следует знать, – ответил отец, – первый – это Семья, а второй – все остальное.

Начало

В маленьком и скученном еврейском гетто Франкфурта на Майне началась необыкновенная история Семьи. Здесь два века назад Майер Ротшильд скромно вел дела своей крохотной лавки. Отсюда же он вывел к мировым вершинам признания и богатства пятерых своих сыновей. Они продемонстрировали такую искусную и хитроумную тактику «завоевания» мира, что реальная история и легенды о них переплелись причудливым орнаментом.

Уже тогда Майер утвердил закон Семьи: таланты хороши, но успех всегда общий. И так будет всегда. Для Ротшильдов не имело значения, в каком состоянии находится мир. У них не было идолов, что блеском своим ослепляли людей.

Однажды у матери одного из Ротшильдов спросили, быть миру или войне?

– Война? – переспросила она. – Чепуха. Мои мальчики им не позволят.

Разумеется, это так. «Мальчики» уверенно держали в своих руках нити мировой политики.

Для них существовали только две цели. Первая выражается во фразе: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». О второй мы поговорим ниже.

Я – мой народ. Я — еврей

Легко ли быть евреем? Принадлежность эта – благо или ноша? Сколько евреев воспринимают свою национальность скорее, как тягость, чем как гордость. На что она нам такая, данность эта? Восторг от особенности своей подавляется ненавистью ко мне…

Я есть – кто я есть, и не стану другим, даже если б мог.

Этот внутренний крик, признание, уверенность — замечательным образом выплеснулись в Ротшильдах. Потребность достичь выдающихся успехов в жизни, и потребность делать все возможное для своего народа — дополнили друг друга и сделали Семью одним из самых ярких явлений мира.

Будучи евреями по рождению, Ротшильды оставались ими во всех поколениях. Находясь среди чужой веры, они не только сохранили, но и подняли свою. Многие евреи перешли в христианство, но не Ротшильды. Они не распинали себя на кресте государственных интересов стран, где они проживали.

Сколько издевательств и обид, испытанных во франкфуртском гетто, стучали в сердце Семьи? Сколько злосчастных желтых звезд — знака сегрегации их предков, побуждали их к действиям? В их венах текла кровь средневековых евреев, гонимых и презираемых. Но не сломленных.

Общей потребностью, объединяющей всех Ротшильдов, всегда была защита интересов евреев. «Благо», что в отношении антисемитизма Европа была на высоте. Всегда.

Еще одна короткая история, подтверждающая эту точку зрения. Однажды в бомбоубежище, во время налета немецкой авиации на Лондон, Ротшильд безуспешно пытался успокоить своих малолетних отпрысков. У него спросили, почему тот не вывез их в Соединенные Штаты, как это сделали многие состоятельные люди. – «Да потому, что они – Ротшильды! Стоит мне это сделать и весь мир возопит, что все семь миллионов евреев – предатели!»

«Без меня сионисты мало чего достигли бы, но без сионистов мое собственное дело погибло бы»

 Барон Эдмон де Ротшильд

Семейный проект Ротшильдов по поддержке еврейского государства стартовал задолго до его возникновения. Ротшильды не сразу, но поддержали борьбу сионистов за право еврейского народа на свое государство. Декларация Бальфура была принята во многом благодаря усилиям Ротшильдов.

Информацию о двух Ротшильдах, Эдмоне – деде и Эдмоне – внуке, легко найти на любом еврейском сайте.

Барон Эдмон I стал самым известным среди Ротшильдов организатором еврейского поселенческого движения в Палестине конца XIX — начала XX веков. Он обеспечил возможность подъема сельского хозяйства и промышленности региона, который в будущем станет Государством Израиль.

В мае 1887 года барон Эдмонд в первый раз приехал в Палестину. Сначала он направился к Стене Плача для молитвы. Затем… просто купил ее у арабов. Даже договорился с Иерусалимским пашой о выкупе прилегающих к Стене кварталов для проживания в них еврейской общины. Однако против этой сделки восстал главный раввин Иерусалима, и проект не был реализован.

Подводя итоги своих более чем 40-летних усилий на благо еврейского народа, Эдмон де Ротшильд сказал, что еврейский дух, Тора и культура являются такими же важными факторами процветания страны, как и ее экономическое развитие. Что без сохранения еврейского религиозного чувства невозможно добиться единства еврейского народа.

В 60-х годах XX века внук Эдмонда, барон Эдмонд де Ротшильд продолжил усилия Семьи. Он вложил свой капитал в строительство нефтепровода от Красного моря к Средиземному, возвел одно из первых в Израиле химических предприятий, поддержал проект создания Государственного банка Израиля.

Эдмон II образовал специальный благотворительный фонд «Яд ха-Надив», который существует до сих пор. Без лишних слов и без шума этот фонд инвестирует десятки миллионов долларов на больницы и синагоги, на образование и науку.

На сегодняшний день фондом управляет Джейкоб Ротшильд. Следуя правилу, принятому в Семье, он считает, что возможность помогать Израилю – это не просто меценатство, а привилегия, которая, на самом деле, дана каждому еврею.

Ротшильды всегда были «застенчивы» в своей филантропии и категорически не вмешиваются в политику Израиля. Лучшим своим вкладом в жизнь страны является то, что они делают для нее.

Ротшильды богаты желаниями. Бизнес, деньги – одно, но есть и стремление отдавать их на благо родному народу, Израилю. Они ощущали внутреннюю ответственность за судьбу еврейского государства. И они ее реализовывали, как могли.

Какой народ называется великим? Тот, в котором каждый человек становится родным другому в заботе о нем и помощи в любом месте, где бы они не находились.

Влад Рутус

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *