Пурим. Пророчество Эстер

«Есть один народ, разобщенный и рассеянный среди народов». Аман сказал, что может уничтожить иудеев, поскольку разобщены они, а это ведёт к отдалению человека от Творца, и потому Творец не поможет им. Это и исправлял Мордехай, как сказано: «Объединились иудеи … чтобы защитить свои души». Иными словами, благодаря единению спасли свои души».    Бааль Сулам “ШАМАТИ”

ДОЧЬ ИУДЕЕВ

Белое царское платье. С золотом. Корона драгоценным нимбом обрамляет лоб.

Глаза как звёзды.Обращены на Него.

Сердце стучит. В нём просьба. Обращение. Пронзительное. Как крик.

— Адасса! Ну, где же ты! Слазь с крыши! Сколько можно! Осторожно-о-о!

Но уже поздно; малышка кувырком скатывается и попадает в крепкие руки матери.

— Опять ты где-то витаешь?

В памяти — картинка из детства. Папа и мама протягивают что-то.

— Напоминание о связи с нашим Богом.

Девочка надела украшение на шею. И вдруг маленькие искорки от него упали на стены, превратились в великолепные звёзды!

— Звезда царя Давида, — тихо сказал отец.

Вскоре родителей не стало. От «чёрной болезни» вымерла вся деревня. Адасса выжила.

Родственник, Мордехай, забрал её к себе.

Девочка перестала говорить. Молчала и всё. Требовалось много терпения.

Он неспешно обучал её. Читал и думал вслух. Адасса слушала. Речь понемногу восстанавливалась.

Мордехай знал про её дар — видеть сквозь время. Одновременно и причину, и следствие.

Училась выражать образы словами.

НЕОТВРАТИМОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ ПЕРЕМЕН …

С некоторых пор девочка стала всё чаще интересоваться царским дворцом, расспрашивала

про царя, его жену. И однажды прошептала:— Царю нужна новая жена.

— Да ты что такое говоришь, — закрыл ей рот ладонью Мордехай. — Молчи!

— Вашти уже не может дать ему силы. С ней он не сделает то, что обязан, —

освободившись от руки дяди, спокойно продолжила Адасса.

Мордехай оторопел. Адасса смотрела прямо перед собой, как будто впереди была не

стена, а бесконечность. Она начала стремительно меняться. Расцвела.

Напоминала миртовое дерево — тонкие черты, огромные глаза, роскошные чёрные волосы.

— Расскажи мне про наших царей, — вновь и вновь просила она.

Наших. Он уже понимал: иудейских. И начинал: про Шауля, Давида, Шломо …

Иногда Адасса его поправляла.

— А это правда, — спросила однажды, — что наш царь устраивает пир, подобного которому ещё не было?

— Да, дорогая, наш царь хочет показать своё величие. И это событие, какого ещё не знали в Шошан (Сузы).

— А я … я, — девочка начала заикаться. — Я бы очень хотела хоть раз взглянуть на царя.

Cлышала, что для детей и молодых гостей тоже будет шатёр на пиру, отведи меня туда, пожалуйста.

Мордехай молчал. Пожалуй, впервые так отчётливо почувствовал он неотвратимое приближение перемен.

 ЭСТЕР

Площадь перед дворцом напоминала огромное разноцветное озеро.

Праздник, устроенный царем, был в самом разгаре.

— Ах, как бы я хотела сейчас увидеть царицу Вашти … — мечтательно прошептала Адасса.

Подул ветер. Шум усилился.

— Вашти! Сюда идет царица Вашти! — прокричал кто-то из толпы.

Толпа устремилась к дворцу, чтобы увидеть избранницу Ахашвероша.

— Вашти! Вашти! — на разные голоса кричала толпа.

Стражники не могли сдержать натиск. Пришлось применить оружие. Появились раненые. Раздались крики.

Мордехай, задыхаясь от волнения, подхватил Адассу, и они побежали прочь от дворца

через царский сад. Чудом проскочили мимо охраны.

— Я не боялась совсем. Знала, что нужно следовать за тобой, — девушка больше не

заикалась, глаза сверкали.

Он ясно увидел, что Адасса — любимица Того, кто исполняет все желания. Стоит только

произнести просьбу, и желание исполнится.

Не отрываясь, смотрел Мордехай на неё: вот она, истинная любовь Творца.

Дальше события развивались стремительно.

Вашти ослушалась царя и была отослана из дворца. Царю нужна была новая жена.

Стражники доставляли девиц со всего царства в его гарем.

— Не признавайся, что ты иудейка. Назовись Эстер. Помни это.

Мордехай был в тревоге.

— Почему все не любят иудеев и так боятся их?

— Боятся не иудеев, — он задумался. Помолчал. — Боятся великого Духа, которого вселил

в своих избранников наш Бог. И это наделило нас таким бесстрашием и верой, что непонятны другим. Непонятное страшит.

Утром стражники пришли за ней. Доставили во дворец.

ЦАРЬ АХАШВЕРОШ

Целый год девушек готовили к будущей встрече с царем. Притирания, умащения, правила и манеры.

Главный евнух, Хегай, сразу обратил на неё внимание.

К Эстер были приставлены семь служанок. Она попросила, чтобы это были чужестранки, хотела за год научиться их языкам.

— Здесь никогда не было такой мудрой девицы, как ты! — воскликнул Хегай. — Пусть будут

чужестранки. Главное, не иудейки. Не надо нам никого из этого народа.

Однажды, когда уже было совсем поздно, Хегай вошёл в покои Эстер.

— Пойдём. Всё поняла.

Молча шли по огромному дворцу в покои царя.

В длинных галереях дул лёгкий прохладный ветер.

Голубое освещение делало девушку будто прозрачной, летящей по ветру. Длинное платье обволакивало фигуру.

— Садись и читай, — сказал Хегай, когда они вошли в царские покои.

Эстер села на маленькую скамейку.

Легкие шторы из шёлка скрывали Того, кому она должна читать. Сердце направлено на Него…

Уверенно и спокойно произносила всё, что было написано в книге «Летопись Ахашвероша».

Эстер подняла голову. Недалеко от неё стоял царь.

Её особенная чистота, уверенность, желание, мудрость — поразили его.

Он чувствовал: то, что сейчас происходит, очень знакомо … и близко ему.

Ахашверошу стали вдруг понятны сны, в которых он всё время искал звезду.

«Setara». Эстер. Уже звал её по имени … И глаза — знакомые звёзды … Царь обнял её.

«Вот она. Моя Путеводная Звезда», — направляло его сердце.

Колесо истории продолжало движение …

И уже утром было объявлено, что Эстер станет персидской царицей.

МОРДЕХАЙ И АМАН

Мордехай служил стражником царского дворца. Видел всех, кто входил и выходил через

потайные ворота. В один из дней главный визирь Аман ввалился с чёрного входа во дворец,

поддерживаемый двумя слугами. Он был совершенно пьян — от огромного количества вина

и от безграничной власти, данной ему царем. Взгляд его упал на Мордехая.

— Ах ты …! Крыса болотная! Ты почему не кланяешься?

— Я склоняюсь только перед своим Богом, — ответил Мордехай.

Аман вскипел; лицо его напоминало волчий оскал:

— Никто не смеет так разговаривать с царским визирем! Я повешу это отродье!

Поддерживаемый слугами, Аман продолжал сыпать проклятиями.

— Я уничтожу их. Мужчин, женщин, детей — всех и сразу.

АМАН У АХАШВЕРОША

— Великий царь, есть народ, рассеянный среди других …

— Переходи к делу.

— У них другие законы …

— Здесь может быть только один закон!

— Они отказываются работать один день в неделю, обманывают нас в налогах, копят деньги.

— Как мы можем решить эту проблему?

— Проблему нужно устранить. Истребить их. Они могут устроить заговор. Они уже занимают

важные посты по всему царству. Это опасно!

— Что это за народ?

— Маленькое незначительное племя.

— Я дам тебе полномочия. И не хочу больше об этом слышать.

МОРДЕХАЙ И ЭСТЕР

— Эстер, девочка моя, проснись …

— Что случилось? — с тревогой спросила Эстер.

— Ты должна попросить царя отменить указ об истреблении евреев.

— Я не могу прийти к нему сама. А он не звал меня уже много дней … — с горечью сказала Эстер.

— Мы же с тобой понимаем, — они встретились глазами, Мордехай помолчал, — что ради

этого ты и попала во дворец. Под угрозой жизнь твоего народа.

Да. Она ясно видела этот Закон управления.

Видела Мордехая, силу добра и любви. Амана — ненависть и разделение.

Царя, управляющего миром при помощи любви и ненависти.

И Эстер … скрытая система всеобщей взаимосвязи.

Она ясно видела, что история будет повторяться. В прошлом видела Амалека,

Амана в настоящем. Видела разрушения Храмов, антисемитизм, Холокост – разные названия одного и того же разобщения, ненависти друг к другу.

СИЛА ЭСТЕР. СИЛА ЖЕНЩИНЫ

— Скажи евреям, пусть молятся и постятся три дня и три ночи. Я тоже буду молиться трое суток. И пойду к царю.

Город Шушан в эти дни напоминал одно большое сердце, обращенное к Творцу. Казалось, одни уста произносили:

Пусть будет Твоё желание, а не наше, направь сердца наши и мысли к Тебе …

Отчаялись мы от бессилия — помоги народу своему приблизиться к Тебе, исправь нас!

Эстер находилась вместе со своим народом в единой молитве.

На исходе третьего дня она чувствовала желания всех иудеев в своём сердце. Была готова передать их царю.

Эстер стала одеваться. Женщина делает это во все времена.

Для мужчины надевает лучшие свои одежды и украшения.

Выбирает драгоценные масла. Чтобы дотронуться до его сердца.

Привлечь внимание. Объявить о своем желании. Чтобы он исполнил его.

Для неё и для всего народа.

И в эти минуты женщина находится в совершенном сиянии своей красоты.

Надевая белое царское платье, она вспомнила, что уже видела его — в детстве, в своем воображении.

Сердце наполнилось трепетом …

«Спасибо за то, что направляешь и ведешь меня. Дай мне силы сделать всё, что ожидаешь от меня. Ради Тебя», — говорила она Творцу.

— Хегай! Дай мне палантин! Я иду к царю.

— Этого нельзя делать сейчас, моя царица. Царь в тронном зале. К нему нельзя входить без приглашения.

Царица распахнула дверь и вышла.

ЭСТЕР И АХАШВЕРОШ

Эстер шла одна. Через площадь — прямо к тронному залу. Капли дождя обрушились как стрелы.

 Прекрасное платье совсем промокло. Она была такая женственная и хрупкая …

Эстер чувствовала, что её как будто нет. Только сердце, устремлённое к её царю.

В сердце молитва за её народ. И любовь к Царю. Она знала, что сумеет, должна это соединить.

Вельможи ахнули, увидев её. Засверкали мечи в поднятых руках.

Царь смотрел на Эстер. Стояла пронзительная тишина. Нарастало напряжение.

Протянул к ней свой скипетр. Разрешил приблизиться.

Её величие и красота потрясли Ахашвероша.

— Подходи, Эстер. Говори.

— Спаси мой народ.

— Что угрожает твоему народу?

— Аман издал указ об истреблении всех евреев. А значит, и меня тоже.

Царь нахмурился.

— Он обманул тебя, — продолжала Эстер. — За то, что Мордехай не склонился перед ним,

Аман приказал уничтожить всех иудеев. Твоих подданных.

В тронном зале стояла тишина. Никто не смел пошевелиться.

— Казнить Амана!!! — ярость царя не знала границ — Предатель!!!

ПУРИМ

Амана казнили. Иудеи были спасены.

Ахашверош, Эстер и Мордехай вышли к народу на площадь перед дворцом.

Для обращения. Голос великой пророчицы звучал сквозь века.

— Евреи! — говорила Эстер, — Послушайте, что сказал Аман царю.

«Есть народ рассеянный. И он не выполняет волю царя».

— Воля Царя, нашего единого Бога, чтобы евреи были в единстве.

Наше спасение в том, чтобы не быть рассеянными. А быть объединенными.

В этом наша сила.И в память об этом выборе мы будем праздновать Пурим!

«Мы должны очень ценить и этот Пурим, и все последующие, даруемые нам, как великое и тайное сокровище. Ведь в нём заключается наше счастье и богатство, и чудесное свойство нашего единого народа, которое победит всё наше рассеяние и разобщенность».

(Рав Кук, Статьи)

Искра Долина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.