Черта оседлости

Словосочетание «черта оседлости» знакомо многим. Мы связываем это понятие с притеснениями евреев в Российской империи, с ограничениями мест проживания и с другими законодательно установленными ограничениями в правах. Временной отрезок, отделяющий нас от этого периода, позволяет рассмотреть явление в исторической перспективе, не только глазами жителя местечка. Мы открываем целый пласт особого уклада жизни в небольших городках-местечках, известных в еврейской среде под названием «штетл». Сегодня мы можем осмыслить события в их взаимосвязанности с политическими процессами, с выживаемостью народа в диаспоре, с его исторической памятью о родине предков, с преданностью их заветам и, наоборот, отказом от них.

Предыстория

В 1569 году образовалось объединённое государство Польши и Литвы, получившее название Речи Посполитой. Оно управлялось королём, который избирался шляхетским (дворянским) сеймом, заседать в котором имело право дворянское сословие. Для управления большими дворянскими поместьями требовались грамотные финансисты, умельцы-мастеровые, ремесленники, торговцы. Поэтому на должности управляющих охотно брали славившихся грамотностью и ремёслами евреев. В молодое многообещающее государство хлынули потоки еврейских беженцев, страдавших от преследований в Западной Европе.

Еврейской общине была дана широкая автономия в обустройстве общинной жизни. Евреи выбирали раввинов и активистов, собирали налоги для своих нужд и отчисления в государственную казну. Таким образом, общины разрастались, каждая формально подчинялась какому-то землевладельцу, земли которого они брали в аренду, и фактически становились управляющими с большими полномочиями. Можно было арендовать некоторые отрасли сельского хозяйства, гостиницы и много более мелких заведений. Арендаторам такая предприимчивость евреев была выгодна – никаких забот, а денежки исправно поступали. В таких условиях формировались еврейские «штетлы».

Предоставленной евреям властью и привилегиями были недовольны остававшиеся «не у дел» городское сословие, духовенство и казачество. Нараставшее недовольство привело к восстанию Богдана Хмельницкого и большому погрому, унесшему более 13 тысяч еврейских жизней.

«И восстал новый царь…»

Тора, глава Шмот

В середине 17 века, раздираемая внутренними политическими и экономическими проблемами, Речь Посполитая стала ослабевать и к середине 18 века стала неуправляемой. Этой слабостью не замедлили воспользоваться соседние государства: Россия, Пруссия и Австрия. Как голодные хищники они набросились на обессиленную жертву, и кусок за куском стали разрывать её на части. Раздел бывшего могущественного государства произошёл в 3 приёма в 1772, 1791 и 1793 годах. В результате России отошла огромная территория с многочисленным еврейским населением.

Указ, изданный Екатериной второй в 1791 году, был обращён к сведению всего проживавшего населения на включённой в состав России территории и ограничивал поселение за чертой, отделявшей новые территории от существовавшей до раздела Польши. Впоследствии, в 1804г. этот запрет был установлен только для евреев «Положением об устройстве евреев», в котором были перечислены 15 губерний Российской империи, где евреям разрешалось жить.

«Евреи смеются, чтобы не плакать»

Шолом-Алейхем

Своеобразный юмор, острота ума свойственны еврею из местечка, потому что представляют смесь талмудической мудрости носителей духовного гена предков с драматизмом изоляции. Еврейский анекдот лучше всяких научных исследований повествует обо всех событиях жизни и быта «штетла», о брачных взаимоотношениях, о взаимоотношениях с раввинами, о взаимоотношениях с властями, о предпринимаемых способах обойти ограничения, о тоске по обетованной земле и ещё о многом.

Юмор этот специфичен, по меткому выражению одного собирателя еврейских анекдотов: «Еврейский анекдот с еврейским акцентом – это то, что не еврей не поймет, а еврей уже слышал». Еврей уже слышал, потому что быт, его общение с другими евреями являются этим анекдотом. Когда один еврей встречает другого и спрашивает: «Как дела?» ему отвечают: «крутимся» (на идиш – мен дрейт зих ).

В этом ответе вся особенность еврейской выживаемости. Для еврея это выражение, не имеющее точного перевода, значит некую адаптацию к условиям преследования, ограничения и ущемления в правах, и естественное желание выбраться из бедности.  Для не еврея – это символизирует изворотливость, хитрость, жадность.

В любом случае, еврей остаётся непонятым. Сначала его «загоняют в угол», не дают возможности работать на земле, ограничивают сферу деятельности, оставляя ему, фактически, торговлю и некоторые ремёсла, а затем упрекают в торгашестве и в нежелании трудиться физически.

«ЗЕМЛЯ, ТЕКУЩАЯ МЛЕКОМ И МЕДОМ», — ГОВОРИТСЯ У НАС В СВЯЩЕННОМ ПИСАНИИ. БЕДА ТОЛЬКО, ЧТО ПАЛЕСТИНА — В ПАЛЕСТИНЕ, А Я, КАК ВИДИТЕ, ВСЕ ЕЩЕ ЗДЕСЬ…»

Шолом-Алейхем «Тевье-молочник»

Внутри еврейского местечка, говорящего на языке «идиш», была создана особая замкнутая «идишская» культура. Андрей Кончаловский, честный и тонко чувствующий, кинорежиссёр и сценарист, в своей книге « Возвышающий обман» так описал это явление: «В этих местечках и гетто родились Шолом-Алейхем, Шагал, Михоэлс. И в Италии, и в Америке, и во Франции есть прекрасные писатели-евреи, но нет еврейской культуры».

Он, как и многие, понял, что эта культура родилась, «благодаря остракизму, которому подвергались российские евреи, их вынужденной изоляции».

«Во всём есть хорошее и дурное» — резюмирует А. Кончаловский, и это — аксиома, потому что определяет основной принцип эволюции, который в книге «Зоар» выражен фразой: «преимущество света познаётся из тьмы».

«КОГДА МЫ РАЗРУШИЛИСЬ, ТО И МИР РАЗРУШИЛСЯ С НАМИ ИЗ-ЗА БЕСПРИЧИННОЙ НЕНАВИСТИ, А КОГДА ВЕРНЕМСЯ К СТРОИТЕЛЬСТВУ, И ВЕСЬ МИР БУДЕТ ПОСТРОЕН С НАМИ БЛАГОДАРЯ БЕСПРИЧИННОЙ ЛЮБВИ»

(Из книги «Света святости» рава Кука)

От мудрецов мы узнаём, что должны приступить к исправлению мира (со времени Ари – с 16 века, мы уже находимся в эпохе исправления), но начать мы должны с себя, потому что только мы, обладающие знанием о «возвращении», можем передать его всем.

В наше время «последнего поколения» мы обязаны понять причину страданий. После очередного удара, мы, как бы, отряхиваемся и продолжаем искать место, где мы сможем лучше устроиться. Мы не ищем корень бед, а ждём, что человечество поймёт, какие мы хорошие, талантливые и перестанет нас преследовать. Мы видим результат такой наивной пассивности, когда не отдельная страна с несколькими сателлитами, а весь мир преисполнен жажды уничтожения Израиля и евреев.

«Исраэль не будет избавлен, пока не будут все в едином братстве»

(Бааль Сулам, «Наследование земли»)

У евреев есть миссия, обязанность. Ради неё мы должны объединиться на «земле обетованной» и выстроить систему государственных и общественных отношений на основе высших законов, чтобы показать пример единства всему миру. Этого ждут народы мира, которые неосознанно предполагают наличие «секретного оружия» у народа Израиля.

Дора Блюм

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *