Исход из Египта

Пойди туда, не знаю, куда и принеси мацу! Так, как в сказке, прозвучал наказ жены, когда, накануне отъезда из Ташкента в Израиль, мы решили первый разотметить Песах. В Ташкенте в конце 90-х кипела перестройка, и люди начали интересоваться своей историей. Вдруг появилось много желающих отведать мацу, она была как деликатес, так что достать её было не так просто. Маца была двух видов, круглая и квадратная. Круглая выпекалась в пекарне бухарских евреев, а квадратная — в пекарнях ашкеназких евреев. Эти разные сорта мацы и встретились вместе у нас на блюде, как потерянные части колен Израиля. Тогда мы уже сидели на чемоданах, и нам казалось, что мы бежим из Египта на землю обетованную и дыхание Средиземноморья, перемешанное с жарким ветром Синайских пустынь, коснулись наших корней волос.

Так оно и было, когда мы приземлились в аэропорту. Именно дыхание жаркого ветра вырвало из моих рук  листки из письма брата, который приехал в страну на полгода раньше нас, он писал: “..самое неприятное что может с вами случиться на Песах если вы заранее не запасётесь хлебом, всю неделю просидите без хлеба, на одной маце…”

Настоящее чудо случилось потом, когда нас пригласили на первый седер и там я ощутил, что смысл жизни заключается в том, чтобы не чувствовать себя мертвыми. Быть мертвым — это когда ты теряешь связи с кругом тебе близких людей. Затем я понял, что золотая клетка (назовем ее Египтом),из которой нужно выбираться — это наши эгоистические желания. Наши желания просты как наша жизнь: пища, секс, семья, деньги, власть, знания. И они властвуют над нами, как Фараон над рабами.

В Голландии, в театре Атель Модерн, показывали сюжеты из жизни высушенных креветок. Режиссер сконструировал на столах, в макетах, ретроспективу или срез с нашей жизни. Там было всё, что могут вызвать наши желания: роддомы, кладбища, казино, больницы, концлагеря, дворцы, публичные дома. Актёры двигали креветками и озвучивали сюжет. Весь спектакль снимался маленькой, не заметной камерой и  все действие транслировались на большой экран. Зрители видели на экране как борются за власть, рождаются и умирают в мучениях и радости креветки. Было забавно и странно видеть их увеличенные тела на экране. Вдруг меня осенило и стало ясно, что и в нашей жизни, как и в жизни креветок,  есть свой режиссер, который всё спланировал и озвучил. В нашей жизни нас уже ждут приготовленные роли и тексты. Кто же приводит нас в движение, кто  приготовил для нас роли и заставляет учащенно биться наши сердца в порыве благородной страсти или несчастья?

Не один раз в году, а каждый день нужно выходить из Египта, из эгоизма и достичь такого состояния, в котором мы ладим друг с другом, с детьми, в семье, в стране, в мире, между всеми народами и странами. Есть в мире методика, позволяющая возвыситься над эгоизмом. Когда все сидят за праздничным столом, когда все сидящие в одном круге, вдруг ощущают вместе: один на всех вдох и один на всех выдох. Одно сердце и одна судьба.

О чем я думал, грезил и молил, и что планировал, и что желал на рынке в Иерусалиме, с пакетами фруктов? Я шел, словно летел, когда вдоль рядов пронесся протяжный вопль взорвавшихся террористов. Взрывы произошли попеременно и так близко от меня, что я оказался один в эпицентре разорванных тел и арбузов. Всё было в красном, от сока арбузов и крови. Я боялся смотреть. Казалось, что безмолвие наступило навсегда. И как бы наполовину, в перевёрнутое сознание вошли образы иной реальности. Реальности любви, поднявшейся поверх ненависти. Новой реальности, которая, как волны Красного моря, распалась на две половины, обнажая дорогу, вход в глубину, в сердцевину истины. Там, внутри, как глыба всех Моцартов и Бахов, звучала симфония нашего единства.

Григорий Коэлет

 

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *