Ханука. Тайна Маккавеев

Многое можно разглядеть в язычке пламени, танцующего на масляной глади ханукальной свечи. Дни Хануки проникнуты неповторимым духом теплоты и возвращения к истокам. Тем самым духом, что сопутствовал победе Маккавеев, когда евреи вновь почувствовали себя единым народом.

Сладкие пончики, зажигание свечей, представления в садиках и школах. За «детскими» церемониями и милыми сердцу обычаями таится целый мир, влекущий своей неизмеримой глубиной. Ведь в еврейской истории не бывает случайностей, каждая ее глава равно повествует о минувшем и о вечном.

Более двух тысяч лет назад возрождение оскверненного Храма вселило в людей небывалые надежды. Это было начало нового этапа, редчайший момент на долгом пути. Следующий шанс мы получили лишь в прошлом веке, после Катастрофы, когда родилось современное государство Израиль. Стало бы возможным историческое решение ООН без восстания Маккавеев? Что, если в давние времена евреи смирились бы перед засильем «прогрессивного» эллинизма? Что, если бы Хануки не было?

Зажечь свечу

Символично, что фабула Хануки не ограничивается противостоянием «плохих» и «хороших». В ее сюжете, помимо иудеев и эллинов, есть «третья сторона» – евреи-эллинисты. Именно они приняли греков с распростертыми объятиями, согласились с их идеологическим диктатом и демонстративно отбросили еврейское наследие, за что получили щедрые подарки и полномочия.

Таким образом, война с завоевателями стала одновременно и гражданской войной. Это была не просто борьба за независимость, а столкновение идей: единство, на котором испокон веков стоял народ Израиля, – против очередной «просвещенной» формы разобщения, из тех, которыми вечно «искушало» его человечество.

Не совсем детский праздник, верно? Очень непростая начинка кроется в ханукальных пончиках. И неслучайно каббала придает Хануке (חֲנוּכָּה) особое значение, рассматривая ее как остановку между двумя духовными этапами. На иврите хану ко (חָנוּ כֺה) – значит: «остановились здесь». Не просто для передышки, а для того чтобы собраться с силами.

Из дошедших до нас источников, Иосиф Флавий первым называет Хануку праздником света, или огней – хаг урим. Действительно, Ханука олицетворяет свет, общую силу народа, находящуюся выше той ступени, на которой стоит отдельный человек. Она еще абстрагирована и кажется скорее символом, чем реалией, но мы уже чувствуем, что именно ее нам недостает. Так же не хватало чистого масла для храмовой Меноры. Но ее все-таки зажгли.

Это и есть праздник Ханука – первое пробуждение навстречу друг другу. Мы чувствуем, что погружены в среду «греков», «эллинистов» – своих собственных мыслей, ощущений и расчетов, застилающих нечто намного более важное. И нам хочется оставить их, приподняться над тленом, навести мосты поверх сиюминутности. Мы вовсе не начинаем пренебрегать будничными делами – просто что-то внутри нас тянется чуть выше.

Так начинается внутренняя Маккавейская война. Война за подъем над разобщением, за наше исконное единство, в котором и кроется «свет» – добрая, мирная жизнь, предоставляющая каждому небывалые возможности для самореализации. Вот почему праздник Ханука столь легок, «воздушен», духовен. Этот свет пока лишь манит нас издалека, и мы пробуждаемся навстречу проблескам, подобно цветам, что поворачиваются к Солнцу на рассвете.

Таково начало духовного пути. Мы знаем, что первого устремления недостаточно. Мы боимся, что оно мимолетно, как одинокая свеча. Но все-таки зажигаем ее. Ханука.

Слабость сильных и сила слабых

Эта ситуация очень характерна для нашего времени, и потому праздник Ханука столь актуален сегодня. Люди, впервые очнувшиеся от спячки, начинают искать связь с духовным миром, пускай, не сознавая еще, что он лежит не где-то в заоблачной дали, а между нами. Это, как первый «кувшинчик с маслом».

И чудо состоит даже не в том, что он горит дольше положенного, а в том, что сильные покоряются слабым. Греки повержены, пропасть недоверия, безучастия, антипатии и вражды между нами вдруг исчезает, уступая место сплочению. Иными словами – «Храму», сáмой сути народа, сердцевине, в которой бережно хранится его дух.

Казалось бы, нонсенс. Привычное эгоцентрическое восприятие не допускает такого. Весь наш мир кажется столь громадным и необъятным, он сдавливает нас тисками обязательств и беспрестанного воздействия общества с его канонами, критериями, требованиями. Однако, перенося внимание на ту точку, которая, вопреки всему, восстает против «эллинизации», мы обнаруживаем, что в ней заключена колоссальная сила.

Сегодня она нужна нам не меньше, чем в древности. Изнутри и снаружи нас притесняют свои «эллины», где бы мы ни жили: в Израиле или за рубежом. Основная проблема еврейского народа никак не изменилась за тысячелетия: разобщенные, мы хотим «быть как все», но это скромное желание вновь и вновь доводит нас до беды. Мы явно хотим чего-то не того, но упорствуем так, словно не было печального опыта многих поколений. «Народ жестоковыйный» упрямо не желает работать над ошибками.

Вечный спор

Еврейский народ рассеян по миру, он ничтожно мал, но везде на виду. Нынешний Израиль – крохотное пятнышко на карте, к которому прикованы взоры всех. Мы с вами – и есть тот самый «кувшинчик с маслом». Но он не горит, не «прогоняет тьму», как поется в ханукальной песне.

Обратись к нам сейчас Матитьягу с призывом о подъеме и единении – мы его не услышим. Перед нашими глазами – привычная реальность. «Чего он от нас хочет? – подумаем мы. – Вот мир, вот будни от получки до получки. Семья, дом, работа. Нужно женить детей, нужно устраивать свою жизнь. Случаются и несчастья. С кем не бывает?» Выражаясь словами киноклассики: «Не учи меня жить, лучше помоги материально».

То же самое говорили Матитьягу эллинизированные евреи: «Неужели ты думаешь, что мы на такое способны? Чего ты от нас хочешь? Давай жить нормальной жизнью, и всё будет в порядке. Грекам ничего особенного не нужно, они хотят лишь, чтобы мы пригнули голову. Ну и что? Обойдемся без твоего Храма. Будешь себе Великим Первосвященником в Модиине, а не в Иерусалиме».

Этот спор тянется веками. Одни и те же доводы – пока не случится очередная беда.

Вот и выходит, что Ханука – это еще и работа над ошибками. Она напоминает о том, что «быть как все» – не наш метод, что есть смысл прислушаться к голосу Матитьягу уже сейчас, в относительно спокойные времена, пока «эллины» не взялись за нас всерьез. Если мы заранее воспрянем против их произвола внутри, если станем единым народом, то нам не придется сражаться с ними огнем и мечом.

За Маккавеями

Путь перед нами, и он всё еще не реализован. Мы по-прежнему расколоты, разрознены, разбиты на куски. Часто мы ненавидим друг друга сильнее, чем наши враги.

Если, закрыв глаза, мы сохраним прежний курс, то лишь навлечем на себя еще больше несчастий. Об этом очень ясно говорится у пророков и в каббалистических первоисточниках. Их слова сбылись – так в чем же проблема? Нужно лишь открыть глаза. Тем самым мы предотвратим множество бед и действительно зажжем свет Хануки.

Казалось бы, почему мы связываем этот праздник с несведущими детьми? Потому что при помощи маленькой силы, если только она исходит из нашего единства, мы можем победить. В духовном смысле, «ребенок» – это и есть «кувшинчик с маслом», точка соприкосновения с высшим. И это «наивное дитя» оказывается победителем. Малый становится великим.

Невозможно счастье, благоденствие, мир, покой, невозможно пользоваться всеми благами действительности, пускай они и занимают первые строчки нашего списка приоритетов, – пока мы не будем вместе. Пока не пойдем за Маккавеями в себе.

Мы способны на это. И если мы решим, что оно того стоит, если захотим этого, то перемены будут желанными, добрыми, приятными и радостными. Если же мы не понимаем, не приемлем происходящего, то впереди нас ждут тяжелые испытания.

В этот светлый праздник мы желаем всему народу Израиля, чтобы наступила настоящая Ханука.

Команда редакторов проекта «Главный секрет евреев»

Поделиться в соц. сетях

0

1 Комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *