Взрослые дети

Мама тебя любит…

— И я люблю тебя, мама…

Тося приехала в мой офис из далёкого южного кибуца. Два часа до города на тряском автобусе. А ведь уже старенькая… Что же ее привело ко мне…

Казалось, она сразу расплачется, но почему-то полезла в свой рюкзак, достала несколько пластиковых пакетов. В одном — кусочек питы и банка с водой. В другом, кажется, какие-то вещи. И наконец открыла третий, в него была аккуратно и тщательно упакована старая газета 

— На, доча, почитай, это про меня.

«… радистка Теодосия Гамиборская… награждена орденом… самоотверженный труд…» И фотография. На ней аккуратненькая, молоденькая Теодосия, Тося. Орден на груди, в наушниках передаёт сообщение…

— Вот ещё…Это мой Ян… — показывает на какого-то улыбающегося парня, на пожелтевшей фотографии. — Он уже в самом конце войны пропал, когда Сонечке было два месяца.

Помолчали.

— Доча, — с надеждой и мольбой смотрят на меня ее бледно-васильковые глаза. — Ну вот ты мне скажи, должны же дети, ну (жду — она ищет слово)… не бросать мать… а? В ваших же законах это записано? 

Похоже, я последняя инстанция. Чувствую, что заканчивается на этом моя юридическая помощь. Не могу отказать ей, но материальные законы здесь не помогут. Тут о любви — между всеми нами. 

А Тося все говорит… Все эти банальные вещи, что нужно было учить, Соня замуж вышла и уехала за мужем, что у детей своя жизнь и она понимает, и по пустякам не хочет беспокоить, и не обижается, а деньги у неё есть, вот уже пенсия какая. И она поможет, если надо…

— А сердце, доча, болит… Ну почему не звонят? Хотя бы на минуточку… А, может, я болею. Тьфу-тьфу… Ведь вот мы-то раньше жили все вместе, и ничего, не жаловались. Где поругаемся, где посмеёмся… А сейчас… Вот ты, ты же государство? Можешь ей позвонить и сказать, мол, мамка твоя… — Тося заплакала, — соскучилась.. 

Подошла. Обняла ее. Так и сидели. Молча. 

— Все сделаем, Тося. Дайте номер Сони.

Распрощались. Тося быстро собралась и ушла. Не знаю, поверила она мне или нет. Но теперь у меня на сердце нелегко…

Мама и взрослая дочь. Родители и повзрослевшие дети. 

Смотрю в интернете — все просто. Оказывается, это типично. Мамы не должны детям мешать, «не имеют права» вмешиваться в жизнь взрослых детей. Дети же должны понимать, что это их собственная жизнь, и они строят ее сами. 

Все так. Привычно. Нас так воспитали и теперь мы так живем. Но отчего болит душа? Отчего плачет Тося? Не верю я в эти утверждения! Что значит разделиться и каждому жить своей жизнью? 

Семья для евреев имеет большую ценность. Место, где мы чувствуем себя защищёнными, окружёнными заботой близких. Она была основой выживания. Тепло, поддержка, доверие всегда были лучшим лекарством для человека! Да и сейчас мы ни в чем так не нуждаемся, как в отношениях с близкими и родными людьми.

Это разделение, когда мы загружаемся работой, проблемами, взвинчены до предела, а единственное желание — ото всех закрыться, никого не видеть, создано искусственно. Всем построением нашей экономической системы, «индустриальным» образованием, направленным на выращивание послушных винтиков в механизме государства. 

Но как же нам повезло, что появился интернет и другие способы связи. Скайпы, вотсапы, телеграммы, наушники беспроводные. Да ведь не для работы же только! Сама жизнь даёт нам шанс хранить связь между нами! 

И неважно, где мы находимся. Мы можем, мы ДОЛЖНЫ держать связь любой ценой — быть не только «на связи», но и «внутри связи», создавать эту связь. 

Связь — это любовь. Любовь, которая выше проблем, раздоров. Выше «хочу-не хочу».

Дети ошибаются, родители стареют и отстают от жизни. Любовь выше, для нее это обстоятельства — не более.

Здесь еще момент. Семья, это маленький круг общества.

Если человек не выстроил отношения внутри своей семьи, внутри своего рода, то он, не задумываясь, пойдет против всего рода человеческого. Среди политиков таких немало… 

Единственный способ воспитания — личный пример. Если мы со своими родителями крепкую, надежную связь не создадим — то можно представить, что будет, когда дети повзрослеют…

Я позвонила Соне. Сначала говорила я — о том, как мама любит свою Соню. А потом  — она… Ей очень не хватает мамы. Ни о чем больше. Никаких «прав – виноват». Нам достаточно только этого.

— Я позвоню маме, — тихо сказала Соня. — Прямо сейчас позвоню! 

На следующий день раздался звонок от Тоси:

— Доча. Соня моя едет. Может, у неё буду жить. Ты хороший адвокат. Спасибо. 

— Я очень рада.

Жизнь меняется, мир меняется, люди меняются — и мы должны учиться жить в новых условиях. Побыть винтиком в чужой системе мы всегда успеем.

Семья, близкие, тепло между нами — всегда помогут оставаться «на плаву». Любовь не трудоёмка, не энергозатратна. Любовь — это забота. Это тихий вопрос: «Ну, ты как?» — и не нестись дальше сломя голову. Остановиться… Услышать ответ. 

Взрослые дети. Взрослые родители…

Так почему бы не научиться строить отношения, как строят их взрослые люди… И начать стоит уже сегодня — и прямо с себя.

Искра Долина

 

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.