Если женщины, все вместе, возмущаются…

Дети. Они повсюду. Под полками с товаром, креслами кассиров, в тележках с продуктами, на плечах у пап, на руках у мам…

В супермаркете моего района происходит что-то невообразимое, с тех пор как ослабили карантин и начались летние каникулы.

 Писк, визг, плач, смех, крики, беготня… Ощущаешь себя участником шоу «Беспокойная семейка».

– Привет! Как дела? – слышу за спиной. Это моя знакомая, в окружении четырех сорванцов. Она учительница, и с детьми справляется на раз два. Её чада стоят рядом, держась за руки.

– Все хорошо. Как у тебя? –  отвечаю я, одновременно отскакивая от пролетающей мимо тележки, загруженной малышней в пересмешку с товарами.

Где-то издалека слышу возглас:

– Стоять! – Это раскрасневшийся от бега папаша пытается догнать своих удаляющихся шалунов.

– Тут как на поле боя. Надо в оба глядеть. – засмеялась знакомая, прижимая к себе ошарашенных происходящем детей. – Оставила бы их дома с мужем, но им хочется немного развеяться. Лагеря закрыты и мы, как раньше, никуда не ездим. Одно развлечение: поход за покупками.

– Скоро школа начнется. Может, это что-то изменит, – сочувственно замечаю я, настороженно оглядываясь по сторонам.

– Хочется надеяться, однако… столько заболевших по Израилю. Даже не знаю, что делать. Боюсь, выйдя на работу, заразиться. Да и детей отдавать в школу опасаюсь. И заработать на жизнь надо, и обезопасить её. Какой-то замкнутый круг…

– Может, правительство найдет выход? – осторожно предполагаю я.

– Нашла на кого надеяться! Они, кроме как о своих креслах, ни о чем не думают. Ждут… когда народ, загнанный в угол, взорвется и… скинет их.

– Ты думаешь, мы способны на такое? На отдельные демонстрации – да. Но массово? Не думаю…

– Если прижмет, выйдут женщины с колясками по всей стране. При таком натиске ни одно правительство в своих креслах не удержится.

– Ты думаешь такое возможно?

– Если нечего будет есть, платить за жилье и услуги, то вполне.

– Про такой расклад как-то не подумала. А кого мы выберем вместо них? Думаешь есть альтернатива?

– Трудности простимулируют. Объединим усилия и найдем тех, кто будет заботиться о стране и ее гражданах, а не о том, как побольше набить собственные карманы.

 – Наверное, ты права, – соглашаюсь я. – Но ведь манна на нас не посыпется, и хорошая жизнь тоже с неба не свалится.

– Вспомни «Свиток Эстер». Когда евреи объединились в единой молитве о спасении, оно пришло, хотя повоевать тоже пришлось…

– Так это когда было-то. И где та Эстер? – засомневалась я.

Пуримский рассказ я всегда относила скорее к поучительный байке, нежели к реальной истории.

– Эстер – это собирательный образ женщин Израиля, дорогая.

– А Мордехай тогда кто? – не удержавшись, рассмеялась я.

– COVID-19, дорогая, – загадочно улыбнувшись, ошарашила меня подруга.

Постояв еще пару минут, мы разошлись по свободным кассам, спотыкаясь о катящиеся мячики, огрызки фруктов и пустые пластиковые яйца от киндер-сюрпризов. Детвора непринужденно развлекалась по полной… Такие уж они сорванцы – наши израильские дети…

ПОСЛЕСЛОВИЕ:

Пока у нас не кончились деньги: уволенным платят пособие или есть хоть какая-то работа, мы пытаемся продержаться. Но… если сильно прижмет…  То мы, женщины, на руках которых держится дом, семья, дети…  можем «взорваться» и такого шороху наделать, «мама не горюй». Не даром мы и природа одного рода. А как она умеет отстаивать свои законы знают все. И свалившаяся на наши головы пандемия мирового масштаба, яркий тому пример.

Так что, последнее слово за нами – женщинами, стремящимися к хорошей жизни для наших детей, близких и всех, кто нас окружает. 

Алла Певзнер

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.