ЗИНОВИЙ ГЕРДТ

Зиновию Ефимовичу Гердту удалось воплотить в жизнь свою мечту. А это многого стоит! А мечтал он о том, чтобы лет так через двадцать после его смерти о нем говорили, как о порядочном человеке. 

В наши дни, когда замечательному актеру исполнилось бы сто пять лет, мы вспоминаем о нем, как об исключительно честном человеке, основой таланта которого была доброжелательность и естественность. Он всегда умел выслушать своего собеседника и подарить окружающим частичку своего внутреннего тепла. Его улыбка, смех, открытость и остроумные высказывания сделали актера понятным и близким для тех, кто способен к восприятию добра.

«Мы рождаемся с хватательным рефлексом и жалко смотреть на выросших, у которых этот рефлекс не отмер.»

Будущий советский актер, Залман Афроимович Храпинович, а именно так звали Зиновия Ефимовича Гердта, родился 21 сентября 1916 года в маленьком городке Себеже Витебской губернии, в еврейской семье. Он был младшим, четвертым ребенком. Учился в местной еврейской школе, и первые шаги в своем творчестве сделал на идише – написал на родном еврейском языке несколько стихов в детскую газету. Любовь к поэзии мальчику привил местный учитель, а мать помогла постичь мир музыки. В одиннадцать лет он переехал в Москву, к брату, где поступил в школу при электрозаводе и выучился на слесаря-лекальщика. Вечерами Зиновий посещал Театр рабочей молодежи. 

После окончания обучения юный Залман пошел работать в Метрострой электромонтажником и параллельно играл в театре, считая это скорее увлечением, чем трудом. 

Зяма, как нежно называли его друзья, всегда был душой компании, умел выслушать собеседника и в нужном месте вставить остроумную шутку. Он замечательно танцевал и самозабвенно читал стихи, и, несмотря на свою не очень выдающуюся внешность, пользовался успехом у женщин. Как вспоминал сам Зиновий Гердт, он в свои восемнадцать лет громко заявил близким: «Я еще прославлю ваш захудалый род!» Он был юн, умен, способен, мечтал изменить и покорить мир. Но пришла война, а на войне быстро взрослеют.

Позже, в своих коротких рассказах, Зиновий Гердт очень часто вспоминал, как он любил наблюдать за маленькими детьми, играющими в песочнице. Его всегда поражало удивительное поведение человечков, которые пока не научились лицемерить и врать друг другу, как взрослые. И на их примере можно очень хорошо изучить людскую природу. Так вот, ни один из этих наблюдаемых им ребятишек ни разу не поделился своей игрушкой, лопаткой с другим ребенком, а только каждый  норовил отобрать любую вещицу друг у дружки. Ни один ребенок не сказал «на», а все только «дай». Из этого Зиновий Гердт сделал мудрый вывод, что желание получать друг от друга заложено у нас с самого рождения, и все мы хотим что-то отобрать у соседа, каждый сколько может. И только правильное воспитание может сделать из маленького человечка взрослого и порядочного человека. И очень жаль, что такое воспитание есть пока не у всех.

«Человек начинается только с сострадания, только если он чужую боль может сопереживать.»

В жизнь молодого, перспективного актера ворвалась война. И Залман, хотя у него была бронь, пошел на фронт. Он перестал быть актером во время войны – ему не позволила совесть. Он обучился саперному делу и проходил службу в качестве начальника инженерной службы восемьдесят первого полка. В 1943 году, при разминировании минных полей, был тяжело ранен в ногу осколком танкового снаряда. Спасла его молоденькая медсестра, которая вынесла раненого с поля боя. Год Залман пролежал в больнице, перенес десять операций, и только последняя, одиннадцатая, позволила сохранить ему ногу. Хирург спасла ногу молодому человеку, но из-за множества операций она стала короче на восемь сантиметров, и Зиновий Гердт хромал весь остаток жизни.

Михаил Швейцер вспоминал о Гердте: «Такие, как он, инвалиды сидели после войны в переходах, играя на гармошке и прося милостыню… Судьба и история, надо им отдать должное, действительно сделали всё для того, чтобы стереть Гердта в порошок. Еврей, что могло стать приговором само по себе; инвалид и вообще человек не Бог весть каких физических кондиций. Внешность? Детские и юношеские фотографии – жалко смотреть… Маленький еврейский мальчик с оттопыренными ушами и огромными, заранее несчастными глазами…»

Но Зяма не сдался. После войны он поехал поступать в театр кукол Сергея Образцова. И судьба улыбнулась юному актеру – его приняли в театр. Он проработал там с большим успехом сорок лет, сыграв множество ролей. Куклы, которыми он играл, стали частью актера, и он не только их озвучивал – он дарил им жизнь. Артист побывал вместе с театром во многих странах зарубежья.

В одной из таких поездок Зиновий Гердт (такой псевдоним актер взял себе в 1963 году) встретил женщину, которую сразу захотел назвать своей женой. Это была Татьяна Правдина, переводчица с арабского языка, которая сопровождала театр на гастролях.

Татьяна привлекла Зиновия своей открытостью и честностью. Именно эти качества больше всего ценил в людях Зиновий Гердт и сам пытался всю жизнь им соответствовать. Татьяна и Зиновий прожили вместе весь остаток жизни актера и были очень любящей и дружной семейной парой.

Друзья Зиновия Гердта вспоминают, что у него, в юности не очень красивого, к пятидесяти годам лицо стало необыкновенной, поразительной красоты! Война, страдания, переосмысление ценностей жизни и очень доброжелательное отношение к людям преобразили Гердта. Его стали приглашать сниматься в кино, вести телепередачи.

Зиновий Гердт никогда не играл строго по сценарию, а всегда вносил в свои роли частицу собственной души. Даже отрицательные герои, сыгранные Гердтом, такие как Паниковский в «Золотом теленке», вызывают у нас сочувствие и сострадание.

Зиновий Гердт снялся в фильмах «Фокусник», «Печки-лавочки», «Семь нянек», «Двенадцать стульев», «Соломенная шляпка» и многих других. За свои труды он удостоился звания «Заслуженный артист РСФСР», «Народный артист РСФСР» и «Народный артист СССР».

Кроме участия в фильмах и спектаклях, Зиновий Ефимович вел на телевидении программы «Чай-клуб», участвовал в капитал-шоу «Поле чудес».

Зиновий Гердт всем своим творчеством пытался выразить соучастие и любовь к зрителям. В своей книге он написал: «Людей я люблю неприспособленных, не умеющих заводить нужные знакомства, немного чудаковатых, искренних, наделенных даром быть самими собой. Черты таких людей мне хочется передать в создаваемых образах, своими ролями защитить их, даже пожалеть.»

«Какая ж это сладкая участь слыть через поколения порядочной душой, порядочным человеком!!!»

Зиновий Гердт неистово любил людей, близких ему по духу, по сердцу. Он был счастлив общаться с друзьями. Его дом был часто наполнен гостями. Гердт очень легко заводил знакомства с различными людьми, всегда видел в знакомых самое хорошее, часто ошибался, но все равно не прекращал верить и радоваться новым друзьям. Он говорил: «Сегодня, когда в мире столько ненависти, я не испытывал ненависти ни к кому. Люди обмануты популистами. Ненавижу фашизм и национализм.»

Из опыта своей прожитой жизни Зиновий Гердт понял самое главное – как он мал, как он ничтожен по сравнению с людьми, как он мало знает и умеет. Но зато он очень ценил своих друзей и знакомых. Он писал: «Я сравнительно недавно догадался, что счастье — вещь мгновенная, моментальная. Быть постоянно в счастливом положении невозможно, мне кажется. Каждую секунду происходят какие-то огорчения. Жизнь, по-моему, вообще несчастливая вещь. Человек чем дольше живет, тем больше понимает, как он несовершенен и что не преодолеть ему самому каких-то внутренних барьеров. Есть наработанный имидж, улыбка. И не только у актеров. Но раз родился, нужно хотя бы прожить жизнь так, чтобы поменьше было совестно.»

Именно таким порядочным человеком Зиновий Гердт оставался до самых последних дней своей жизни. В свой юбилейный вечер, когда праздновали 80-летие актера, Гердт был очень болен и практически не вставал. Его принесли в кресле, чтобы он посидел на сцене десять минут. Но тут на сцену вышла медсестра, которая спасла ему жизнь, и он через силу встал, отдав дань уважения этой женщине, и продержался, стоя, еще два часа. Зиновий Гердт читал стихи своим друзьям и почитателям, а зал стоял и плакал, прощаясь с любимым актером и замечательным человеком…

Зиновий Гердт ушел из жизни 18 ноября 1996 года, через несколько месяцев после этого юбилейного вечера, и похоронен на Кунцевском кладбище в Москве. 

Он ушел, но память о нем, как о порядочном человеке, осталась на века. И эта память, как пример честно прожитой жизни, сама по себе является уроком для нас, живущих сегодня. Как бы ни тяжела была жизнь, какие бы испытания ни выпадали на пути каждого из нас, нужно всегда нести в мир добро и любовь, и тогда наша жизнь будет прожита не напрасно.

Ривка Гольдес

 

Leave a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.