Жизнь с чистого листа…

Жизнь прекрасна, когда не думаешь о плохом, – размышлял Марик, развалившись в шезлонге.

С его балкона открывался живописный вид на озеро Кинерет, располагающий к философствованию.

Две недели карантина, на который он попал из-за контакта с заболевшим, были настоящим подарком. Накопившаяся усталость от многочасовых смен превращала жизнь в безликую рутину, заставляющую постоянно искать виновников плохого настроения.

Его блаженство прервал стук в дверь и возглас:

– Доставка пиццы!!

– Какого черта?! – буркнул Марик, вставая.

– Пицца с грибами. – произнес посыльный, протягивая коробку Марику, открывающему дверь.

– Грибы я, конечно, люблю и пиццу тоже, но заказа я не делал, – произнес он, пытаясь вернуть коробку назад.

– Заказ сделан для вас. Все оплачено. Не беспокойтесь, – протараторил посыльный и направился к лифту.

– Но кем?! – удивился Марик, замерев с пиццей в руках.

– Заказавший себя не назвал, извините. Приятного аппетита! – ответил посыльный, заходя в лифт.

 Марик вернулся на балкон и открыл коробку. Аромат горячего сыра и грибов приятно щекотал ноздри.

– Поем, а потом… вычислю пославшего, – подумал он, с наслаждением откусывая кусок пиццы.

Когда от неожиданного подарка осталась лишь пара крошек, Марик начал вспоминать все, что происходило с ним за последние дни, пытаясь понять, кто мог сделать заказ. Может жена, с которой он конкретно поругался, решила вернуться? Задержавшись на этой мысли, он взял смартфон, чтобы позвонить ей, заодно узнать, как дела у их сына. Но, услышав звук сообщения в WhatsApp, заглянул сначала туда:

– Приятного аппетита! Пицца понравилась? – писал школьный друг, Рони, с которым он, поругавшись, не общался несколько дней.

Марик по натуре был человеком вспыльчивым, обидчивым и злопамятным. Поэтому потерял немало друзей. Рони не был в их числе – с ним поругаться было сложно.

– Начнем день с чистого листа, – говорил он Марику утром, после очередной ссоры, и их отношения продолжались, приобретая после конфликта некую новизну.

Марик привык, что Рони всегда рядом. Они даже работали на одном заводе. Правда смены не всегда совпадали. Но это не мешало их общению, ведь интернет и телефон никто не отменял. Да и жены их были подругами.

– Прости меня, что не пришел мириться, – продолжил писать Рони, – я заболел короной и … – на этом сообщение прерывалось.

– Рони, как ты сейчас?! – спросил Марик. Но ответа не последовало. WhatsApp показывал время выхода Рони из сети. У Марика защемило под левой лопаткой.

– Не пропадай, дружище! – написал он, не на шутку испугавшись. Только сейчас он понял, насколько была дорога ему их дружба.

При любых разногласиях Рони всегда уходил от споров, умело переводя течение разговора в иное, более миролюбивое русло. Конфликтную ситуацию никогда не доводил до кипения, предпочитая молчание словесной перепалке.

– Это мы выясним завтра. – отрезал он всякий раз, когда Марик, с пеной у рта, начинал доказывать свою правоту. А наступившее «завтра» меняло все. Так как на «вчера» уже можно было посмотреть со стороны свежим, лишенным эмоций, взглядом. Часто оно вообще теряло свою актуальность, так как гнев за ночь остывал, а наступающий день сулил новые горизонты.

– Надо ему позвонить. И почему я сразу не догадался, – подумал Марик, набирая номер друга. Послышались длинные гудки… Рони не брал трубку.
– Да что же это такое? Что с ним?! – Марика охватила дрожь. Перед глазами стали возникать страшные картины, от которых Марик стал усиленно отмахиваться, словно от назойливых мух.

-Пусть Рони выздоровеет, – твердил он как молитву, нервно кружа по комнате. Марик не был религиозным, но уверенность в том, что есть Сила, управляющая всем, в нем жила всегда. И ей он кричал, от неё требовал, её просил…

На время он забыл о себе, о своих мечтах и проблемах. Страх за друга овладел им всецело. Жизнелюбивый Рони всегда вытаскивал его из уныния и тревог, а теперь пришла его, Марика, очередь помочь ему, хоть и запоздало.

Марик с мольбой пристально всматривался в экран смартфона. И вот… на нем появилось долгожданное «в сети», а затем «печатает…». Его охватила радость, которую он давно не испытывал. Наверное потому, что Рони долго не было рядом.

– Извини, что прервался на полуслове. Слушал рекомендации врача по телефону жены. Мне лучше. Температура падает. Говорить тяжело. Поэтому пишу…

– Главное, что ты идешь на поправку. «Выздоравливай скорее!» – написал растроганный Марик, и слезинки счастья потекли из его глаз.

– А ты не болей! Я буду молиться за тебя, дружище! 

– И наши молитвы сольются в одну! – продолжил Марик, замечая, что пишет словами друга.

Раньше, когда Рони шел на мировую, он, Марик, выдерживал долгую молчаливую паузу, прежде чем возобновить общение. Гордо оставляя последнее слово за собой. А сейчас, пройдя через боль возможной утраты, он увидел, насколько был черств, глуп и самонадеян. Он ясно почувствовал, что дружба с Рони – это самый большой подарок, посланный ему судьбой. И теперь он будет держать его бережно, двумя руками и охранять, как мать своего драгоценного младенца.

Алла Певзнер

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.