Антисемитизм и его иррациональность

Мы часто слышим, что нет рационального объяснения явлению антисемитизма. Самое обыденное объяснение – евреи успешнее других во всех областях, поэтому их и ненавидят. Но что-то мне подсказывает что это слишком уж примитивный подход. Как тогда объяснить то, что самые жестокие всплески антисемитизма произошли в наиболее развитых в своё время странах – древний Египет, древний Рим, средневековая Испания, Германия 30х-40х прошлого века? Зачем понадобилось такому вполне талантливому и очень обеспеченному человеку как Генри Форд покупать целое издательство «Дирборн индепендент» только для того, чтобы печатать там антисемитские статьи, переросшие затем в книгу, изданную миллионным тиражом, и что интересно, издающейся до сих пор? И, как мы знаем, Форд не единственный такой. 

То, что корень антисемитизма нам непонятен – не должно вводить нас в состояние апатии и безнадеги. Углубляясь в «антисемитскую» историю развития человечества, можно обнаружить немало закономерностей, позволяющих объяснить происходящее и найти решение проблемы. А к чему может привести отрицание и нежелание видеть очевидное, показали нам события в Германии (и во всей Европе) 70-80 лет назад.

Есть несколько очевидных проблем, к которым приводит исследование антисемитизма. Во-первых, – это грустно, больно и неприятно. А кому охота заниматься неприятными вещами? Дальше – хуже. Мы вдруг обнаруживаем, что рост антисемитизма в народах мира сопряжен с тем, что происходит у НАС, в НАШЕМ народе. А это уже обязывает, накладывает ответственность. А кому охота брать на себя какую-то ответственность? Гораздо легче – не замечать, тянуть до последнего, отрицать, затушевывать. В нашем упрямстве мы, евреи, очень сильны. Возможно, даже в этом мы – чемпионы мира.

Но если вы (как и я) готовы немного потерпеть, дабы в будущем избежать больших страданий – продолжим. Скажу сразу, объяснить всё в одной статье нереально, поэтому будем «атаковать» эту тему по частям.

На протяжении всей нашей истории прослеживается некоторая закономерность, одна и та же последовательность событий, которая в том или ином виде случается снова и снова и которой не видно конца. Начинается всё обычно с того, что народ Израиля объединяется в результате какой-то общей беды (Фараон, Аман, засилье эллинизма и др.). Сплотившись, народ обретает «благословение свыше» (назовём это так), некое ощущение свободы, возможность жить в своём доме, развивать и укреплять его. А что происходит далее? В народе растёт беспричинная ненависть и разобщение, которые заканчиваются братской войной и кровопролитием, ослаблением народа порабощением извне, разрушением Храма, изгнанием…

Т.е. грубо говоря, если в народе есть единство – есть страна, есть Храм, есть процветание. Исчезает единство – страна приходит в упадок, разрушается Храм, изгоняется народ.

А были ли в нашей истории хорошие времена, которые могли бы стать примером того, «как должно быть»? Да, были. Например, во времена Первого Храма, в дни наших еврейских праздников Песах, Суккот, Шавуот. Эти праздники, помимо разных внешних церемоний, отличались в те дни прежде всего духом единства народа. Известно, что евреи со всей страны шли пешком (вот почему регалим, если кто не знал) в Иерусалим, настолько важно было им лично ощутить этот дух, вдохнуть в себя воздух негласного братского союза внутри народа. Еврей Иосиф Флавий, ставший греческим историком, пишет, что паломники «поддерживали знакомство, общаясь вместе, видя и разговаривая друг с другом, и таким образом обновляя воспоминания об этом союзе».

Мишна даёт такое описание: «Все ремесленники в Иерусалиме встали бы перед ними и спросили бы об их благополучии: «Наши братья, люди того или иного места, вы пришли с миром?» и флейта играла перед ними, пока они не достигли Храмовой горы». И еще, со слов паломников: «Никто не сказал своему другу: «Я не мог найти печь, в которой можно было бы жарить подношения в Иерусалиме»… или «Я не мог найти кровать для сна в Иерусалиме». Т.е. паломников встречали с распростертыми объятиями, горожане пускали их в свои дома и относились к ним как к членам своей семьи, и всегда было место для всех.

Еще больше поражает то, что, когда слухи о таких отношениях в Израиле доходили до других народов и их правителей, это производило на них неизгладимое впечатление, становилось образцом для подражания. Философ Филон Александрийский описывает наши праздники так: «Тысячи людей из тысяч городов – некоторые по суше, а некоторые по морю, с востока и с запада, с севера и с юга – приезжали на каждый праздник в Храм как в общее убежище, безопасное убежище, защищенное от жизненных бурь. … С сердцами, наполненными добрыми надеждами, они проведут этот жизненно важный отпуск со святостью и славой Бога. Кроме того, они дружат с людьми, которых они не встречали прежде, и в слиянии сердец … они найдут окончательное доказательство единства». 

В книге «Сифрей Дварим» рассказывается, как язычники говорили, что «пойдут в Иерусалим и увидят Израиль… и скажут: «Я хочу держаться только за этот народ».

Эта эпоха в истории нашего народа возможно является единственным живым  доказательством того, что противоядием антисемитизму была не ассимиляция, а внутренний союз. Историк Пол Джонсон пишет об этом относительно мирном времени нашей истории так: «400-200 гг. до н.э. – это потерянные века еврейской истории. Там не было никаких больших событий или бедствий, которые они выбрали для записи. Возможно, они были счастливы…»

Давайте на этом пока остановимся и осмыслим вышесказанное. А в следующей статье мы будем исследовать трагические события Маккавейских войн и всё, что у нас связано с праздником Ханука. 

Продолжение следует…

 

Аарон Гумник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.