СМЫСЛ ЖИЗНИ ИЗБРАННОГО НАРОДА И КАЖДОГО ЕВРЕЯ

За 75 лет от начала Холокоста (с июня 1941) собрано немало документальных и художественных материалов и воспоминаний очевидцев о варварском истреблении евреев для «окончательного решения еврейского вопроса». Осуществление планомерной ликвидации еврейского населения в мире было начато в Европе с особой педантичностью, чтобы уничтожить носителей даже малой доли еврейской крови. Эта трагедия коснулась каждого выжившего еврея европейских стран, потерявшего десятки родственников. Официальное число умерщвлённых занижено, поскольку нет документальных свидетельств. Были расстреляны, сожжены, закопаны живыми, отравлены в газовых камерах целые семьи. Были случаи убийств семей, принявших христианство пятьсот лет назад, по доносу злопамятных местных жителей. Мёртвые безмолвствуют.

О чём думают живые евреи, как пытаются осмыслить произошедшее и предотвратить катастрофу в будущем?

СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ВЫЖИВШИЕ

Мне привелось услышать устрашающие истории из уст двух сестёр, вернувшихся из «лагерей смерти», куда они были отправлены из каунасского гетто. После того, как из гетто их вывезли в Германию, они были разлучены и попали в разные лагеря: в Дахау и Штутхоф. Независимо друг от друга, они встретились в родном городе в поиске выживших родственников. Я приведу несколько выдержек из их повествования, некоторые я не встречала в литературе о Холокосте.

Селекция: правая сторона — смерть, левая — жизнь

Младшей из сестёр Розе не было ещё 13 лет, когда её семья и все евреи были обязаны покинуть свои дома и переселиться в гетто. В первой же «акции» селекции – отделения нетрудоспособных от тех, кто ещё может какое-то время послужить Рейху, она накрасилась, обула обувь на каблуках, чтобы выдать себя за 16-тилетнюю.

О жизни в гетто я узнала из её слов, они подтверждаются также в сохранившихся дневниках и рассказах уцелевших. Одной из самых тяжёлых была детская «акция» 27 марта 1944 года. Когда родители были на работе, состоялась «облава» на детей до 12 лет. Их извлекали из домов, «малин» — укрытий, а младенцев из рук матерей и швыряли в грузовики. Не поддаётся описанию состояние обезумевших матерей, видевших эту картину, или не нашедших детей после возвращения с работы.

Регулярно проводилась отсортировка и отправка людей на смерть, поэтому многие, уставшие от постоянного напряжения, покорно ждали своей очереди.

В 9-ом форте, куда регулярно свозили из гетто для расстрела группы людей, в одной из них была Роза, ей удалось после очереди из ружей, притвориться получившей пулю, упасть в заготовленную яму. В итоге она получила сильный удар по голове прикладом ружья после «контрольной проверки». Ей удалось выбраться из груды мёртвых тел и вернуться в гетто.

Рассказ старшей сестры Нади мало отличался от младшей. Она даже была менее стойкой и в концлагере выжила только благодаря поддержке соседки по нарам. Эта соседка была старшей по бараку, и Надю, больную, падавшую постоянно в обмороки, она прикрывала перед контролирующими полицейскими. Из рассказа Нади мне больше всего запомнился эпизод об истощённых узницах, которые застывали сидя. Ещё несколько минут назад они были живы, сидели и беседовали между собой, и вот, сейчас, уподобились игре «замри». Этот рассказ меня впечатлил тем, что я поняла настоящее, не образное, выражение — «стынет в жилах кровь».

Выжили и смогли рассказать о пережитых страданиях 5 процентов европейского еврейства. Многие предпочли забыть обо всём и начать жизнь заново. Выжившие в этой катастрофе евреи, вынуждены были на первых порах заново обустроиться, их дома были разрушены или заселены другими жильцами. Часто их, в основном это были одинокие люди или дети-сироты, принимали в семьи, имевшие жилую площадь. В таких условиях они жили заботой о материальной стороне своей жизни, осмыслению причин страданий не оставалось места. Только в мозгу остался мучивший сейчас и в те тяжёлые годы вопрос «за что?» и требование «отмщения» от уводимых на убой. Словно наказ, эти несчастные требовали от тех, кто выживет נעקאָמע – «некомэ» (месть на идиш). Это слово писали на стенах камер и бараков.

УЧАТ ЛИ НАС СТРАДАНИЯ?

Можно беззаботно прожить жизнь в своё удовольствие, не задаваясь мучительными вопросами, подобно остроумной восьмидесятилетней Бекки: «Я поглощена поисками смысла жизни. Каждый раз, когда я вхожу в комнату, мне приходится спрашивать себя: зачем я здесь?»

Или, подобно девяностодвухлетнему Гольдштейну из анекдота/притчи, испытавшему погромы, концлагеря и прочие преследования, восклицающему: « Господи! Правда ли, что мы твой избранный народ?

И ответил ему небесный глас:

— Да, Гольдштейн, евреи — мой избранный народ.

— Ну, может, уже пора выбрать кого-нибудь другого?!»

Чтобы время, которое прошло после печальных событий Холокоста, не привело к новой трагедии, мы обязаны найти корень зла, причину возрастающей ненависти к евреям, и ответить на вопрос: «за что?». На вопрос о мести можно ответить вопросом: Кому мстить?

ВОЗМОЖНО, ВИНА ЛЕЖИТ НА НАС САМИХ?!

Каждый из сынов Израиля несёт в своём сердце осколок разбившегося Храма, духовную частицу потомков Авраама, получивших, благодаря своему единству, Тору. Мы стали тогда народом, народом Книги. Строя дальнейшую жизнь в соответствии с внутренней сутью Торы, используя её в качестве инструкции, находя смысл жизни в иудаизме, евреи поселились на Земле, обещанной потомкам Авраама, как знак союза со Всевышним.

Обвиняя Творца, позволившему случиться несправедливости и жестокости к своему народу, мы не понимаем, что сами предали и забыли условия союза. И предали не единожды…

Мы предали Завет, упав с уровня «возлюби ближнего» на уровень любви и заботы о самом себе и стали причиной разрушения Храма. Мы разбрелись по миру, прошли через страдания, преследования и потери. Многие из нас пытались раствориться, стать подобными коренным жителям стран рассеяния. Мы хотели завоевать их любовь, возвышаясь над ними своими талантами, умом, жаждой знаний, но нас всегда заставляли почувствовать себя пришельцами.

Два тысячелетия гонений должны привести нас к пониманию, что Творец не нарушает заключённого союза и ждёт возвращения избранного народа в Эрец Исраэль, чтобы выполнили условие договора. Нет у Творца другого «языка», кроме посылаемых бед, чтобы заставить евреев задуматься.

«УДАЛИТЕ ЖЕ ЧЕРСТВОСТЬ СЕРДЦА ВАШЕГО И НЕ УПРЯМЬТЕСЬ БОЛЕЕ»

[Тора, «Дварим», «Экев», 10:16]

Я не хочу отвлекаться на обиды, на обвинения и желание мстить, я не хочу думать, что Творец избрал нас, чтобы мы были просто материально обеспечены. Я верю нашим великим предкам, постигшим высшее управление всем мирозданием и жившим по его законам. Я хочу, чтобы мы соответствовали нашему предназначению стать единым народом и довериться Творцу, избравшему нас для особой миссии, стать примером единства для человечества. Этому стоит посвятить свою жизнь, другая жизнь лишена смысла.

Дора Блюм

Поделиться в соц. сетях

0

1 Комментарий

  • Семире Керим:

    Во всех трагедиях еврейского народа конец — вечная жизнь в блаженстве! А что мне делать? Все мои близкие, родные, народ — все идут прямым путем в ад: они тонут в болоте ислама. «Исраель» имеет еще одно значение: «боец Бога». Но я не вижу этих «бойцов». Разве я хочу чтобы кто-то за меня воевал? Нет! Но на все мои крики — одно молчание! Вот за что евреи будут отвечать перед Создателем, ибо Он спросит: разве Я зря тебя избрал?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *