Сионизм или один день Давида Бен-Гуриона

Майский день. 14 число. Год 1948.

Май – самый непредсказуемый и такой многообещающий месяц года!

Буйство природы настолько впечатляет, что невольно забываешь о возможных заморозках, ливнях с градом, сокрушительных ветрах, бурях.

Никакие прогнозы не способны остановить законы развития, процессы самовыражения, самоутверждения.

Этот день для него начался ещё вчера. Бен-Гурион, пользуясь правом главы временного правительства и министра обороны, добился утверждения и принятия текста Декларации независимости. Группа лидеров Народного правления минимальным большинством голосов подписала документ, и было решено завтра, до наступления шаббата, провозгласить о создании новой страны. На фоне политических и военных событий такое решение далось невероятно сложно.

А тут ещё этот неприятный старик со своими советами и прогнозами, посеявший ощущение вины, тяжёлое, не до конца осознанное чувство некой ошибки. Странно, что он вообще смог оказаться с ним один на один после неоднократных попыток Бен-Гуриона избежать встречи.

Уснуть он не мог, перечитывал, редактировал, обдумывал и переписывал. Так прошла ночь, и начался день.

К утру на столе, наконец, появился окончательный исправленный вариант, который вновь предстояло утвердить.

— Рав Ашлаг. Как этот человек осмелился задать мне вопрос о цели создания государства?! Цель – это государство евреев! Это единственная цель. Религиозные, светские… Мы такие разные, но нас объединит наше государство. О какой цели этот рав пытался мне говорить? Если его волнует религиозная направленность, то первое, что мы сделаем – это выходной день в шаббат.

Последняя статья Декларации со словом Бог. Ведь единственная инструкция, она же и документ, подтверждающий право евреев на существование, на их землю – это Тора. Нужно было перебрать массу вариантов и найти оптимальные формулировки, объединяющие государственность с религиозными чувствами.

Ожидание назначенного для провозглашения времени заполнилось воспоминаниями, грустными и радостными, далёкими и близкими.

И хотя нужно спешить, чтобы срочно утвердить отредактированный текст, он делает паузу. Буквально 20 минут. Выдохнуть и сделать новый вдох.

Мечты и реальность

Последние два дня вместили в себя усилия не одной жизни, стали воплощением надежды многих поколений евреев.

Решение о создании еврейского государства далеко не всеми было поддержано, и выдержало немалое сопротивление даже со стороны его однопартийцев.

Мысли сменяли одна другую, не давая возможности расслабиться, отдохнуть после бессонной ночи и невероятного напряжения предшествующих дней.

Нужно постараться уснуть, но в распахнутое окно врывается шуршание голосов, щебетание птиц, тёплый майский ветер.

Пред шаббатная суета даже самых тихих отдалённых улочек, наполняет и будоражит звуками, голосами торговцев, предпраздничным волнением.

Идеями сионизма была пронизана жизнь его отца и старшего брата. Создание еврейского государства, где должны будут соединиться все, кто мечтал о возвращении в Цион, стало смыслом и его жизни.

Воспоминания коснулись и деда, исключительно образованного человека, владеющего несколькими языками, преподававшего иврит в школе.

Дед бережно относился к еврейским законам, охраняя их культурную ценность, передавал детям традиции своего народа, обучал внуков языку Торы.

Однажды, на собрании партии «Поалей Цион», Бен-Гурион произнёс свою речь на иврите. Удивлённые и обиженные участники постепенно покидали аудиторию, поскольку оратор не обращал внимания на их просьбы перейти на идиш. В итоге, в зале остались только три человека…

И вот, наконец, приблизился час, когда в единой стране будет звучать единый язык, объединяющий евреев с разных стран и континентов.

Трудно даже сказать, сколько лет евреи мечтали о своём государстве!?

Пусть совсем маленькое, но оно обязательно окрепнет, увеличится, примет всех разбросанных по миру, соберёт, соединит.

И снова мысль возвращает его к уверенному взгляду рава Ашлага: «Цель создания государства – вот что очень важно. Именно цель. Израиль должен стать местом объединения евреев, но не с целью укрепиться в материальном мире, соперничая с другими народами, а с целью стать единым организмом, показывая пример единства всему миру. Евреи обязаны выполнить данное Творцу обещание. Начало новой эры Добра и Любви находится в наших руках.

Желание преуспеть в мире материальном приведёт к расколу в израильском обществе, вызовет ненависть к евреям во всём мире, станет началом бесконечных войн, боли и ненависти…»

Какой неутешительный прогноз. Но прочь сомнения! Евреи будут счастливы в своём государстве! Не должно быть иначе.

«Это только начало»

Уверенность в том, что территория государства будет расширяться, не позволила внести в Декларацию пункт о границах. Мысли и воспоминания соединили эпизоды детства и личные переживания с общенациональными проблемами, трагедиями, судьбами.

— Страна обязательно будет увеличиваться. В Израиль вернутся потомки всех тех, кто был изгнан. Это будет место встречи и объединения всех евреев, насильственно разобщённых, лишённых своей страны. Это только начало, — думал он и не заметно для самого себя произносил слова в полный голос.

Спустя час он уже входил в здание Национального еврейского фонда, где продолжилось обсуждение текста. Наконец Декларация была окончательно утверждена.

До церемонии провозглашения оставалось совсем немного времени.

— Жаль, что не получилось написать красиво и каллиграфично, на свитке, — с сожалением заметил кто-то. — Времени не хватило. Но главное, что успели!

Оставив текст Декларации для машинного отпечатывания, члены собрания поспешили по домам переодеться, подготовиться к необыкновенному и важному событию – церемонии провозглашения страны.

Ещё через полчаса Бен-Гурион, сопровождаемый восхищёнными взглядами, входил в здание музея. Примыкающие близлежащие улицы были плотно заполнены людьми.

— Но ведь о церемонии не было объявлено. Даже прессу не известили, сохраняя секретность. Небольшое здание Художественного музея способно вместить только то количество людей, кому были разосланы приглашения. Откуда же такая масса людей?!

Да… такой факт, как провозглашение государства, сложно утаить от народа.

Невероятное волнение достигло пика в тот момент, когда часы показали без пяти минут четыре, а текст Декларации ещё не доставили, не привезли!

Проходит ещё минута…ещё две… Волнение сдерживалось с трудом.

Но опытный мужественный политик не показал ни жестом, ни взглядом неуверенность и тревогу.

Приглашённые гости, оркестр, празднично оформленный подиум, портрет Герцля, отутюженные флаги, новые люстры — всё застыло в ожидании.

Когда Декларация, наконец, оказалась в руках Бен-Гуриона, часы показывали без одной минуты четыре.

Причина такой задержки оказалась простой и банальной, связанной с проблемами дорожного движения. Но зал ничего не заметил и ровно в 16 ноль-ноль напряжённо замер. Стихли звуки оркестра, и в абсолютной тишине нарочито монотонный голос отчётливо и торжественно зачитал текст.

Лишь только последняя фраза со словами «Государство Израиль!» прозвучала эмоционально и чувственно, пронзая высокими взволнованными нотами сердца тех, кто так долго ждал эту минуту.

Оглушительный гром аплодисментов закрепил сказанное.

Люди плакали и смеялись, плясали и пели. Теперь они граждане государства, ожидание которого протянулось на две тысячи лет.

А на следующий день египетские самолёты начнут бомбить Тель-Авив…

Так началась история государства Израиль и продолжилась многовековая история еврейского народа.

Рав Ашлаг говорил об этом несколько месяцев назад. Бен-Гурион всячески избегал, как ему казалось, бесполезной встречи. Но им суждено было встретиться совершенно случайно. Учиться мистике – это возможно и интересно, но рав начал обучать его социализму (вот уж совершенно неожиданно!) Как сложно иногда услышать того, кто рядом, кто кричит, пытается донести свои мысли. Идея сионизма затмила собой всё. Размышлять о мыслях и намерениях людей никак не входило в её планы. Но рав настойчиво повторял, что смысл создания государства – в объединении евреев, в желании стать одним человеком с одним сердцем. Физическое единство подразумевает, прежде всего, единство духовное, без которого, даже находясь рядом, люди не смогут быть вместе.

Бен-Гурион был прав – это было только начало, начало возвращения рассеянных по миру частичек одного целого организма под названием еврейский народ. Государству Израиль предназначено стать примером объединения для всего мира. Когда-то это стало условием получения Торы, условием рождения нашего народа. И мы пообещали, что станем одним человеком с одним сердцем, показывая тем самым пример объединения для всего человечества. И в этом сила еврейского народа – в возможности подняться над всеми прегрешениями, над всеми материальными возможностями и преградами.

И только спустя десять лет Бен-Гурион переосмыслит попытку рава Ашлага (Бааль Сулама) повлиять на ход истории. Слишком очевидными станут сделанные им прогнозы.

«И сказал Творец: «Ведь один народ и речь у всех одна», потому что все они будут действовать как один в единстве и добьются успеха в делах своих»

                             /Бааль Сулам Книга Зоар. Глава Ноах п.368/

Л. Исраэли

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *