Рабби Акива

«Тот, кто думает о Творце, уже не одинок. Это значит, что и Творец думает о нем».

Эпоха Второго Храма. Народу иудейскому, упавшему с духовной высоты Первого Храма, разбитому и порабощенному, нужен был предводитель. И пришел рабби Акива.

Вся жизнь рабби Акивы окружена ореолом славы и наполнена легендами. Колоссальный каббалист и великолепный учитель. Через него народу была передана вся Тора. Как открытая, так и тайная.

Основной принцип учения, который он внес в мир – «Возлюби ближнего, как самого себя – это самое общее правило Торы», кардинально обновил направление развития человечества. Образно говоря, рабби Акива принес нам Любовь.

Разрешение на жизнь

Аромат мирры и запах горящих свечей витал в воздухе, помогая молитве и придавая ей особое значение. Вздрагивающие от потока воздуха всполохи огня заполняли комнату таинственными тенями, освещая фигуру молящегося. Покрыв голову и прикрыв глаза, рабби Акива тихо читал, перемежая слова с молчанием, плавно покачиваясь в такт:

«Ответь мне, услышь мою молитву и помилуй меня! Дай мне понять тебя. Но и без этого уповаю на мудрость Твою, справедливость высшую. Почему ты стоишь далеко, скрываешься во время бедствий народа Твоего? Выпрями предо мной путь твой! Утверди сердце каждого, дай милость угнетенному, изгони чужеземцев из страны Твоей!

Представляю Тебя пред собою всегда, если ты справа от меня – не упаду! Радуется сердце мое, ибо не оставишь ты душу мою, укажешь путь жизни. Спасешь от рук врагов моих!

Тора твоя совершенна, оживляет душу, ибо она дело рук Твоих, данное мне для исправления. Пусть угодны станут слова Твои, запечатленные в Торе, народу Твоему, избавитель Ты наш.

Ты – твердыня моя, на тебя полагаюсь и все исходит от тебя. Все, что ни делаешь Ты – к лучшему нам, детям Твоим!»

Он знал, что над действительностью властвует только Творец, и порядок вещей изменить невозможно. И при всем этом, рабби Акива не желал ждать, — отдал всего себя организации восстания Бар-Кохбы и стал его «идейным» вдохновителем.

Только один закон

Он стоял и смотрел с радостью, как люди с суровыми лицами заходили в зал, брали оружие и молча удалялись. Каждый из них сознательно лишил себя одного пальца руки в знак преданности великому делу освобождения народа от власти Рима. Ощущение возвышенности момента, стремления присутствующих к самопожертвованию ради великой цели, наполняли сердце рабби Акивы надеждой и радостью.

Рабби так надеялся, так верил, что Машиах вот-вот должен прийти. Он просто жил этим мгновением! Его народ, наконец-то, дождался своего часа, милости сверху – Машиаха!

И рабби видел в Бар Кохбе именно его.

Узнав о поражении восстания, рабби Акива словно окаменел. По его исхудавшему лицу текли неощущаемые, неосознаваемые слезы. Останавливались в бороде, запутавшись в волосах.

Ему казалось, что крушение надежд подведет черту под его земною жизнью. Но не это волновало великого мудреца. Народ потерял лучших сынов своих, но свободным и единым так и не стал. Рабби почувствовал на губах привкус соли, облизнул их: «Что ж, еще не время, наверное…».

Он лег, натянул на голову одеяло, но и сквозь его толщу он слышал стоны раненных, плач приговоренных к смертной казни, жалобы всех, кто искал истину. И тех, кто разочаровался в поисках.

Его мозг отказывался принимать случившееся. Он, величайший каббалист того времени и, может быть, всех времен, ошибся, назвав Бар Кохбу Машиахом! Он, видящий корни вещей и явлений, возможно, забыл на время свое же постижение «Все, что не делается – к лучшему»?

Впрочем, это лишь домыслы. Оставим их.

Постепенно мысль рабби перешла к Творцу, к тому, кто всегда был для него вместилищем смысла его жизни. Рабби вскочил с постели, облил себя водой и поспешил засесть за изучение Торы. Он хотел открыть в ней то, что вернуло бы его веру, казалось, поколебленную от поражения и гибели героев. В ней все было его, и каждое слово, и каждая точка.

Только к Торе было влечение рабби, только к ней его направила необыкновенная жена Рахель! «Все, мое и ваше, принадлежат этой женщине» — объяснял своим многочисленным ученикам рабби Акива.

Рабби Акива быстро проговаривал слова молитвы, словно боясь, что его прервут. Он, будто в бреду, широко раскрыв глаза, не видящие от горя, дрожащим шепотом говорил с Ним: «Ты верен нам и нет неправды в Тебе. Это только я, ничтожный смертный, иногда в этом сомневаюсь… Прости меня»!

Так взывало его сердце, разрываясь на части между горем от гибели лучших сынов Израиля и неистовой верой, что Он добр и творит добро. «Лишь бы моя любовь к Нему не кончилась, только не это…»

Лисица и… Третий Храм

Достаточно известная история. Однажды рабби Акива со спутниками пришли к Храмовой горе. Им предстала тягостная, рвущая сердце картина: руины некогда величественного Храма, разоренная земля. И лишь рыжей искрой промелькнула лисица. Товарищи рабби Акива глотали слезы, а сам он громко засмеялся.

В ответ на недоуменные взгляды рабби произнес: «Сказано, что после разрушения Второго Храма наступит изгнание евреев, а затем они вернутся и приступят к строительству Третьего Храма. И настанет полное избавление. Теперь я уверен, что будет Третий Храм».

Рабби Акива смеялся, потому что считал, что добро возобладает. Для него, величайшего знатока законов развития человечества, разрушенное святилище и тяжкие скитания были признаками необходимых этапов, через которые обязан был пройти народ, прежде чем он достигнет понимания объединения.

Давайте поверим великому каббалисту! Просветлеем лицом и, хотя бы, улыбнемся!

Шма Исраэль

О чем мы еще не упомянули в связи с рабби Акивой? O многом. Но нельзя не сказать о его учениках. Конечно!

Представьте себе! Двадцать четыре тысячи преданных, голодных до духовных знаний молодых людей, гордости и надежде народа Израиля. Они оставили тщету и суету этого мира ради того, чтобы познать тайны Торы от человека, знавшего их как никто другой.

Они были и все умерли в одно время между Песахом и Шавуотом. Наверное, есть нечто в нашей жизни, что мы должны признать, даже если постигнуть не в состоянии.

Но почему они умерли? Говорят, от эпидемии. Возможно, но истинная причина в том, что не смогли реализовать то, чему учил их рабби Акива. Они не почувствовали, что все их различия – это часть единого целого. Их ненависть друг к другу вышла из того, что ученики не увидели и не поняли трагедии в разобщении народа, и не изменили отношения между собой таким образом, чтобы они соответствовали закону любви.

Эти, без преувеличения, великие люди умерли, будучи не в силах исправить себя, привести в консонанс с законом. Как это сделал их Учитель. Мир опустел без любви, которую они обязаны были распространить в мире. Распространять саму Тору.

Наступили годы запустения…

В живых остались только пятеро, которым это удалось.  Их собрал рабби Акива и научил всему, что мог передать. А они, будучи сами великими мудрецами, трактовали услышанное разными языками: языком Мишны, ТАНАХА, каббалы.

Рабби Акива был схвачен римлянами и казнен в 3896 году. Могила его находится в Тверии, где он и родился в 3775 году.

Талмуд рассказывает, что молился он во время казни и вышла его душа на слове «един»: «Слушай, Израиль! Г-сподь – Б-г наш, Г-сподь – един»!

«Возлюби ближнего как себя» — это максимальное выражение готовности к единству. Достигни его – и придет Машиах. А если упал с высоты объединения — вернись сейчас же обратно.

Не существует другого закона.

Влад Рутус

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *