Иосиф Флавий

Такие науки, как история, не относятся к разряду точных. Скорее наоборот – информация, содержащаяся в них, весьма и весьма, относительна, и зачастую крайне противоречива. Это не удивительно – оценивают эту информацию, как правило, с абсолютно разных точек зрения. Историю, к примеру, пишут двумя чернилами – если это история своего народа, то волей, или неволей, их разбавляют духами, но когда в ней описывается история врага, в чернила обязательно капнут чего-нибудь, с менее эстетичным запахом.

Настолько же парадоксальна и противоречива личность одного из наиболее популярных историков античности, и столь же неоднозначно отношение к нему его соплеменников. Тем не менее, его труды, по сегодняшний день, остаются практически единственным источником, освещающим обширный исторический период, начиная с эпохи Маккавеев и до окончания первой Иудейской войны.

Кто он – Иосиф Флавий?

Его настоящее имя Йосеф бен-Мататиягу. Даты его жизни точно неизвестны, это, примерно 37 и 100 год н.э. Он происходил из семьи высокопоставленных коэнов, а по матери принадлежал к царскому роду Хасмонеев. Безусловно, это был человек незаурядный, обладающий проницательностью, острым умом и большим, позволявшим быстро налаживать контакты, обаянием. В детстве Иосиф получил хорошее образование, как религиозное, так и светское. Родившись в семье седукеев, в 16 лет он ушел в пустыню к ессеям, а в 19 — примкнул к фарисеям. В 27 лет Иосиф отбыл в Рим, для переговоров по делу арестованных прокуратором Феликсом знатных евреев, которых ему, в конечном итоге, удалось освободить. Могущество Рима и его культура произвели на Иосифа неизгладимое впечатление.

Жизнь в эпоху перемен

Возвратившись, он оказался в гуще бурных событий – в Иудее началось восстание. Иосиф получил назначение возглавить оборону Галилеи. Несмотря на отсутствие военного опыта, он собрал десятитысячное ополчение, укрепил крепости, создал запасы оружия и продовольствия. Но организовать единую систему обороны ему не удалось – местные руководители зелотов и сикариев не пожелали подчиняться ставленнику Иерусалима. В результате, когда Веспасиан с шестидесятитысячной армией пересек границу, города сдались один за другим. Последним, после 47 дней осады, пал Йодфат, оборону которого возглавлял Иосиф. Сам он с небольшим отрядом укрылся в пещере. Повстанцы предпочли плену смерть, и решили убивать друг друга по жребию. В конечном итоге остались Иосиф и еще один солдат. Эти двое сдались на милость победителя.

В лагере римлян, после того, как их заковали в цепи, Иосиф предсказал Веспасиану в недалеком будущем трон императора. И действительно, вскоре в Иудею пришли известия о смерти Нерона, а спустя год Веспасиан был избран императором. Перед убытием в Рим, Веспасиан освободил Иосифа и оставил его своему сыну Титу, возглавившему вместо него армию. В дальнейшем Иосифу пришлось служить ему в качестве советника, переводчика и, вероятно, принимать участие в допросах. При осаде Иерусалима он несколько раз выступал парламентёром, убеждая соотечественников сложить оружие, и однажды при этом был ранен. После взятия Иерусалима, Тит по просьбе Иосифа позволил забрать ему свитки Торы и освободил 190 человек.

По окончании войны, Иосиф отбыл с Титом в Рим, где получил гражданство, поместье в Иудее, взамен конфискованного римлянами, пожизненное содержание и, как вольноотпущенник, фамилию бывших своих владельцев – Флавий. Он никогда уже не бывал в Иудее, а  благополучно доживал жизнь в Риме, под покровительством сменявших друг друга императоров. Говорят, после его смерти, при Траяне, ему воздвигли памятник.

Его наследие

В завершающий период своей жизни Иосиф Флавий взялся за перо. Результатом его трудов стали два фундаментальных произведения: «Иудейская война» и «Иудейские древности», и еще два сочинения публицистического характера – «Против Апиона» и «Автобиография».  Это из того, что сохранилось.

В первых двух книгах «Иудейской войны» говорится о событиях со времен взятия Иерусалима Антиохом Епифаном в 162 г. до н.э. — до разгрома армии сирийского наместника Цестия Галла в 66 г. –  победы, послужившей толчком к восстанию и войне против Рима. В последующих пяти книгах подробно и достаточно беспристрастно описан весь ход войны, вплоть до взятия римлянами Иерусалима в 70 г.

В трактате «Против Апиона», Флавий выступает против александрийского грамматика, который, крайне негативно высказывался о евреях и обвинял их перед Калигулой в том, что они не почитают его как бога. В нем он раскрывает преимущества мировоззрения евреев над мировоззрением греков и римлян, и разоблачает других историков, предписывавших евреям египетское происхождение.

«Иудейские древности» – труд из 20 книг, состоящий из двух частей. В первой части в литературной форме пересказываются книги Танаха, во второй — описаны события от эпохи Маккавеев до начала войны с Римом. История еврейского народа раскрывается в этом произведении на общем фоне мировой истории.

В «Автобиографии» излагаются факты жизни Иосифа, не вошедшие в состав «Иудейской войны». В ней Флавий отвергает обвинение еврейского историка Юста Тиверидианского в том, что именно он спровоцировал восстание. По сути, этот его труд не представляет собой отдельного произведения, а скорее является заключительной книгой «Иудейских древностей»

Значение его творчества

Евреи ненавидели Флавия за предательство, о нем нет ни единого упоминания, ни в Талмуде, ни в мидрашах. Его работы сохранились исключительно, благодаря христианам, поскольку они являлись единственным свидетельством о времени и событиях, отраженных в Новом Завете.

Тем не менее, значение его трудов неоценимо. Они являются основным источником информации о периоде Второго храма, без которой было бы просто невозможно воссоздать этот отрезок истории. В них содержится множество уникального материала по истории эллинистических государств, Парфии, Армении, Набатеи и Рима. Благодаря его сочинениям, сохранились сведения из пропавших впоследствии документов императорских архивов, которые Флавий использовал в своей работе. К тому же не стоит забывать, что он и сам являлся участником многих событий, о которых впоследствии писал.

И еще один немаловажный факт – несмотря на существовавшую в Риме ненависть ко всему еврейскому, он до конца оставался евреем. В своих произведениях он стремился показать, что евреи имеют древние исторические корни, многовековые государственные и культурные традиции, истинное и очень глубокое мировоззрение. И в самой основе его произведений просматривается непоколебимая вера в особую миссию еврейского народа во всей человеческой истории.

Взгляд из будущего

Поразительно сходство судеб Иосифа и еще одного «изменника» тех же времен. Рабби Йоханан бен Закай выбрался из осажденного Иерусалима, притворившись мертвым, и уже, будучи в лагере римлян, обратился к плебею Веспасиану, как к императору. Поскольку пророчество сбылось, после падения Иерусалима он получил возможность в разгромленной и разоренной Иудее возобновить изучение Торы. Из оставшихся в живых мудрецов, он собрал в Явно академию, которая положила начало написанию Мишны.

Трудно судить о событиях и поступках, не зная их последствий. И, как мы видим, по прошествии времени, причиной поражения евреев в этой войне была, граничащая с ненавистью, крайняя их разобщенность. А люди, которых современники считали предателями и ренегатами, в действительности совершили настоящий подвиг во имя своего народа, для будущих его поколений.

Способных предвидеть грядущие события не так уж много, но, вероятно, и Флавий, и Йоханан бен Закай относились именно к таким. Они видели бессмысленность войны, предчувствуя ее страшные последствия. Возможно поэтому, выступая парламентером, Флавий абсолютно искренне умолял воюющих друг с другом в осажденном Иерусалиме евреев опомниться и сдаться, чтобы прекратить кровопролитие и избежать ненужных жертв. В этот сложный период оба они были на стороне умеренных фарисеев и видели спасение народа не в героизме и бессмысленном самопожертвовании, а в его сплочении, единстве и преданности идеалам Торы.

Некоторые высказывания Иосифа Флавия

«Одинаково трусливы и тот, кто не хочет умирать, когда надо, и тот, кто хочет умереть, когда нет в этом   необходимости».

«Рассудок не способен смутить истинную религию, ибо истинная религия и есть рассудок».

«Дураков опровергают фактами, но не аргументами».

С. Шойхет

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *