Яд Вашем — никогда больше

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Люблю путешествовать. В Израиле много замечательных, неповторимых мест для экскурсий и путешествий. Поездка с друзьями в мемориал «Яд Вашем» была особенной и незабываемой.

По дороге туда мы пели песни, смеялись, рассказывали анекдоты и прикольные случаи из жизни. За окнами автобуса мелькали сады и поля, бензоколонки и торговые центры… Зима – прекрасное время для прогулки по стране, в которой большую часть времени просто не продохнуть от невыносимой жары.

Бодро выскочив из автобуса, гид повел нас по лестнице в здание на вершине горы. Мы поторопились за ним. У входа работник музея попросили надеть головные уборы – женщины накинули платочки, мужчины, согласно еврейскому обычаю, надели кипы.

Небольшой группой, притихшие, мы вошли в полутемное помещение. Приглушенный свет, исходил только от фотографий, заполнивших стены и уходящий в небо купол внутри здания.

Создалось впечатление, что частички души собрались вместе, чтобы рассказать о трагедии Холокоста, о страданиях и боли, которую перенесли евреи, фотографиями которых, было заполнено все пространство вокруг нас.

Слёзы накатились на глаза, горький, стягивающий комок в горле, перехватил дыхание. Прошлое, настоящее и будущее как будто слились в одно мгновение, переворачивающее все представления о жизни.  Четко обозначая ее важные, значимые акценты, которые мы упускаем в суете будней.

На улицу мы вышли, не говоря ни слова. Не осталось и следа от улыбок, озарявших наши лица, до посещения мемориала. В автобус поднялись молча. Впечатления об экскурсии, как бы замерли на соленых от слез губах.

Экскурсовод объявил, что сейчас мы заедем в ресторанчик пообедать. Народ отреагировал спокойно – без традиционных одобряющих возгласов, шуточек и нескромных вопросов. Почти всю дорогу сидели молча, изредка тихо переговариваясь.

Автобус остановился в живописном месте. Накрытые столы ждали нас на открытой веранде. На еду дали пару часов и мы, расслабившись, уселись небольшими группками. Вино, стоящее на столах, показалось всем средством для разрядки и способствовало началу нашего совместного обсуждения увиденного и пережитого в музее Холокоста Яд Вашем.

— Я читал, что у евреев, живших до войны в Европе, была возможность уехать в Палестину еще до войны с фашистами. Но они пренебрегли предупреждениями о возможной опасности, остались. – Начал разговор один из ребят.

– Кто же мог знать, что будет такой ужас? Мне тетка рассказывала, что, когда немцы наступали, она, тогда еще девчонка, видела, как фашисты расстреляли не успевших убежать евреев, прямо у оврага за их совхозом. Они с матерью успели в это время скрыться в лесу – их сосед увез на своей телеге. – Вспомнил парнишка, живший до Израиля в Брянской области.

– Оставшиеся думали, что ничего страшного не произойдет. Ведь в гражданскую войну евреи торговали с немцами на оккупированной ими территории и те их не трогали. – Заметил его земляк, разливая вино по бокалам.

— За городом, в котором мы жили в России, есть небольшой лесок. Сосны там стоят плотными ровными рядами и так там темно, что даже ни трава, ни грибы не растут. Его посадили успевшие эвакуироваться, в память о тысячах расстрелянных только за то, что они евреи. – Тихо добавила подошедшая официантка, ставя блюдо с горячим на стол.

В разговор вступали все новые и новые рассказчики. Атмосфера страшной трагедии, произошедшей десятки лет назад повисла в воздухе, заставляя сопереживать тем, кого она настигла, не спрашивая их согласия.

— Ребята, а ведь история продолжается, – заметила я, воспользовавшись непродолжительной паузой, – не успели мы приехать в Израиль, как, помимо постоянных терактов, начались войны. Я уже путаюсь в их названиях. За несколько лет работы в городе Сдерот на границе с Газой у меня выработался рефлекс на сигнал тревоги – вздрагиваю при каждом похожем звуке и хочу бежать в бомбоубежище.

— Такое ощущение, что мир разделился на два лагеря – в одном евреи, а в другом антисемиты. — подхватил мою мысль сосед по столу.

— Ребята, не сгущайте краски. Будем думать о хорошем.  – перевел разговор на позитивную волну экскурсовод. – Когда мы вместе – переживаем и заботимся друг о друге – нам никакие враги не страшны.

Дружный всплеск одобрительных возгласов и кем-то включенная музыка окончательно сняли напряжение, вселяя надежду на доброе будущее.

По дороге домой мы снова пели песни и вспоминали смешные и трогательные эпизоды, произошедшие во время недавних войн. И это была уже наша история, которую мы писали вместе.

Алла Певзнер

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.