Сегодня Ту Би Ав

Утром звонок в дверь. Мне вручают букет и коробку.

— Хм, — не совсем еще проснувшись, начинаю размышлять я. — День рождения уже был, до Нового года еще не скоро, тайных поклонников вроде нет. Наверное, ошиблись.

Осторожно достаю карточку из букета: «От Марека и Эстер Кельсон». О! Мои дорогие! Люблю их. Марек — профессор израильского университета. Мы познакомились  на конференции в Тель-Авиве и допоздна потом разговаривали, я все спорить пыталась, думала, что все знаю про любовь — замужем была, развелась. Тогда я не признавалась себе, но каждое слово Марека отзывалось в самой глубине. Как раз тогда я поняла фразу «роскошь человеческого общения».

Открываю коробку — вино, шоколад и виноград. Записка: «Ту Би Ав хаг самеах!» С Днем любви поздравляют.

— Странно, — снова удивляюсь я, — день любви все в феврале празднуют. Но израильтяне, как обычно, в феврале и — ещё разочек — 15 августа.

Улыбаюсь, а слух выхватывает обрывки новостей по радио: 

«…сегодня, — тараторит диктор, стараясь успеть за отведенные 30 секунд, — наступает загадочный еврейский праздник. Ту Би Ав. В настоящее время традиция празднования этого дня утеряна…»

И он побежал к другим новостям, а я еще держусь за эту, словно для одной меня прозвучавшую: «Хм! То есть это древний праздник! Уже интересно…»

Вечером, когда у них будет утро, обязательно позвоню Мареку и расспрошу его об этом празднике. И уже чувствую, что  в этом разговоре раскроется тайна, найдется ответ на вопрос, который постоянно звучит во мне. Что это за сила такая иррациональная — любовь, которая выше всего? Выше самой жизни.

В нашей семье есть такая история. Сестра моей бабушки, Ханна, могла бы жить… долго жить. В нашем роду все долгожители. Но выбрала любовь.

В 1942 году, в Варшаве, где они жили, давали талоны на жизнь. Ей дали. А ее мужу, Якову, нет. Ему необходимо было отправиться на площадь Умшлагплац — семья запомнила это страшное слово —  оттуда сажали в вагоны, и никто больше не возвращался…

«Любовь выше жизни…» — думала я про Ханну. Я уже чувствовала в себе это состояние поиска: очень важно понять, в чем суть. Но уже ясно, что в любви есть особая сила.

В старом семейном альбоме хранится фотография Ханны. На обороте дата — 1940 год. Совсем молодая. И рядом записка, которую она оставила для нас. Написана лёгким, что красивым почерком, такой и была сама Ханна — а читать трудно, я так и не смогла прочесть до конца.

Восемь вечера. Наверное, уже можно звонить. После теплых приветствий и благодарности за подарок спрашиваю:

— Марек, расскажи, пожалуйста, про День любви.

Марек чуть задумывается и неспешно начинает:

— Нам трудно почувствовать этот праздник, понять его, потому что… Хм, ты мне поверишь, скажу как есть… Потому что это наше будущее состояние. Все еврейские праздники говорят о ступени, которую мы проходим в развитии. И вот мы понимаем и Хануку, и Йом Кипур, и Пурим, а Ту Би Ав нет. Здесь есть нечто важное, — Марек помолчал. — Нам нужно научиться любить. Сейчас ты начнёшь спрашивать, а что это такое?

— Конечно, начну! — обрадовалась и приготовилась слушать я.

—  Это когда желание другого человека становится важнее, чем мое. 

Как интересно, никогда об этом не думала! Но спрашиваю:

— Но она же, любовь, разная!

—  Любовь одна,  — смеётся Марек, — а вот стадии любви действительно разные. К родителям, детям, между мужем и женой, к людям… Пока не приходим к высшему состоянию. Гармонии с системой.

Я затаила дыхание, а Марек, чуть помолчал и совершенно серьезно продолжил:

— Мы находимся в этой системе. Нами управляют силы природы. И, как фрукт, который заботливо выращивают, в свое время приходит к зрелости, так и мы, идем к состоянию гармонии и совершенства. Таков закон.

— Какой закон? — словно пробуждаюсь я.

— Закон природы, — Марек задумался подбирая слова.

— A вот девушки, танцующие в белых одеждах в виноградниках?

— Да, и в этом глубокий смысл. Тора нам говорит о взаимоотношении одной пары. Человека и Творца. И белые одежды — это мы, только совершенные, что называется «зрелый фрукт», — Марек улыбнулся.

— Но как же стать совершенными?

— Как ты думаешь, почему сначала, 9 Ава, идёт день катастроф, разрушения, а потом только, 15 Ава, совершенная любовь?

— Мы все должны пройти очень трудные периоды? Как говорится, пуд соли съесть?

— Да, верно, и благодаря этому построить очень крепкую связь. Эти два состояния всегда вместе. Чтобы усилить любовь, мы должны справиться с ненавистью.

Возникла пауза. Мы думали.

— Любовь имеет высший корень? — скорее размышляю вслух, чем спрашиваю я.

—  Да! — подхватывает Марек. — И если мы ее строим выше личного желания… О! Тут сама Природа нам помогает!

— А бывает совершенная любовь? — не отстаю я.

— Да, это когда мы «одно целое». Есть в наших книгах такое выражение — «как один народ с одним сердцем». Подумай об этом…

Мы прощаемся.  «Одно целое»… Ханна то же самое писала в своей записке Открываю альбом. Смотрю на неё, молодую. Читаю: «…Он — это часть меня. Мы одно целое…»

Я взяла в руки виноград, вспомнила слова Марека про нас, «исправленных, совершенных», и написала в своем блокноте: «Постоянная добавка в любви. Над своим желанием — желание другого. Каждый раз строим любовь. С каждым человеком — добавляем к «одному целому». Это алгоритм. Единственно верный для совершенной любви».

С Днём любви… Эти слова наполняются для меня новым смыслом. С днём любви!

Ту Би Ав хаг самеах!

 

Искра Долина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.