Израиль — волнения в общине выходцев из Эфиопии

Вторник, вечер, первый день протестов эфиопской общины. Иду с работы пешком, дороги перекрыты. Пытаюсь ощутить чувства семьи погибшего 19-летнего подростка… Впереди — длинный путь, поэтому двигаюсь не спеша, слушаю людей, пытаюсь понять отношение народа к происходящему и решить для себя даже сам не знаю что… Трассы перекрыты словно в Йом Кипур. Многие идут прямо по проезжей части, заваленной строительным хламом и горящими покрышками.

Далее — огромная вереница застывших машин. Большинство людей в пробке терпеливо ожидает разрешения ситуации. Некоторые возмущаются. Единичные неадекваты пытаются прорваться силой чуть ли не по бордюру, налетая на большой скорости на камни, железки и прочий мусор. Некоторые пешеходы на тротуаре снимают происходящее на телефон…

Ближе к дому ситуация накаляется. Слышны взрывы петард. Озлобленные группы протестантов наскакивают на проезжающие машины и пытаются теснить полицию. Мимо проходит толпа совсем молодых эфиопов, практически детей. Стараюсь прислушаться, о чем они говорят. Понимаю лишь, что они пришли побузить за компанию со своими. Слышу ворчание одной русскоязычной семьи, наблюдающей происходящее со стороны — мол, почему из-за них должны страдать мы? Дома читаю в интернете реакцию русскоговорящих. Поражают некоторые высказывания, мол, эфиопы — африканцы, не евреи, не семиты, чего их вообще сюда привезли. Ничего не напоминает? Или память короткая? Не нашу ли «русскую» алию обвиняли точно также в начале девяностых? Что мы — неевреи, приехали по купленным паспортам и т.п… Супруга вернулась домой после почти двухчасового стояния в пробке на Аялоне. По её словам, в какой-то момент люди стали помогать друг другу, раздавали воду. Потом вдруг у одной беременной женщины начались схватки прямо на шоссе. Некоторые вынесли для нее одеяла и уже были готовы принять роды в такой необычной и совсем неподходящей для этого ситуации. К счастью, до этого не дошло. Недалеко оказалась клиника «Маккаби», и несколько человек чуть ли не на руках доставили роженицу туда… Все эти события укрепляли в мысли, что мы живем в какой-то странной, иррациональной стране. Хотя, настолько ли уж странной? И в чем, собственно, ее «странность»? Вспомним Древний Вавилон, колыбель человечества. 70 народов живут бок о бок, но со временем им становится всё трудней уживаться вместе и понимать друг друга. Царь Нимрод предлагает разным общинам разбрестись по Земле в разные стороны, чтобы избежать конфликтов и войн. Благо, тогда места хватало. Авраам же видит в этом только временное решение и предлагает всем желающим, независимо от происхождения, образовать «общину нового типа», в которой люди будут жить как семья, как бы «поверх различий» между ними. Как?

Приводя в действие скрытые силы природы, по которым всё, кроме человека, управляется. Аврааму открылись эти законы, и он сразу понял, что только на их основе можно создать общество «где брат не пойдет на брата». Те, кто пошли за Авраамом, а там были представители всех 70 народов, в итоге и образовали сущность, называемую «народ Израиля». Т.е. это были люди с одной стороны чуждые друг другу, с другой — готовые создать один народ, «как один человек с одним сердцем».

Что мы наблюдаем сегодня? Нас снова собрали в одном месте. Мы — киббуц галуйот, выходцы из совершенно разных мест, т.е. фактически мы с разных планет. Ничего общего друг с другом у нас нет, нам очень тяжело понять и принять представителей других общин. Но где-то внутри каждого из нас сидит та самая искра, тот самый потенциал, которые изнутри как бы убеждает нас держаться вместе, а то хуже будет. Но за годы изгнания он практически угас. За эти две тысячи лет изгнания мы утратили всякое чувство родства. Эфиопы чувствуют себя чужими в этой стране. Те же чувства пережили и выходцы сефардских общин в 50-70е годы, и наша советская алия в начале 90-х. И до сих пор во многих израильтянах живёт это чувство, подогреваемое еще и тем, что со стороны государства никаких шагов по сближению общин не предпринималось, никакой программы объединения не существовало, хотя и говорилось об этом. И теперь получается, что нам изо дня в день все труднее жить вместе, все сильнее мы чувствуем отчуждение.

Нашему народу, этому «сборищу изгнанников», потерявшему чувство единства, требуется своя особая система воспитания и взаимопомощи, подходящая только ему, которая научит разные общины жить вместе. Не стоит ждать поддержки правительства в этом вопросе. Принцип «разделяй и властвуй» никто не отменял, а в политику идут ради денег и власти. А значит мы сами должны взять этот вопрос в свои руки. Мы должны создать для себя и своих детей такую систему, которая научит нас жить вместе «под одной крышей», в любви и заботе друг о друге. Не выживем мы во взаимной вражде, вся наша история говорит нам об этом. Выражения «как один человек с одним сердцем», «все прегрешения покроет любовь», «взаимное поручительство» произрастали из истории развития нашего народа. И сегодняшние события вновь и вновь напоминают нам, что мы должны пробудить забытые искры братства, возродить нашу особую любовь, чтобы снова стать единым народом, со своей собственной основой и фундаментом, которые позволят нам выжить и развиваться.

 

Аарон Гумник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.