Одним апрельским вечером…

Если бы не карантин, я бы в жизни не собралась что-то написать. А тут, поезд нашей жизни остановился на полном ходу и, наверное, от этого резкого торможения, что-то сдвинулось в голове. Я, обычно, стараюсь в прошлое не очень возвращаться. Какой смысл? А тут карантин, я разлучена с моими детьми и внуками. Неизвестно, когда увидимся… Одним апрельским вечером я задумалась обо всем этом, загрустила … и понеслось… 

У меня было три бабушки и два дедушки.

Папины родители жили в центре города в большой коммунальной квартире. Обычно, мы приезжали к ним по воскресеньям на обед.

Бабушка Соня необыкновенно вкусно готовила, а пекла еще лучше. Я обожала все, приготовленное ею. Дедушка Арон был верующим, поэтому все еврейские праздники, мы отмечали тоже у них. И, хотя, праздники отличались, в основном, блюдами, которые подавались к столу, тем не менее, в чем разница между Песахом и  Ханукой, например, я знала не только по виду выпечки.

Мы жили с родителями мамы: бабушкой Голей и дедушкой Абрамом. С нами же жила бабушкина родная сестра — Ида. В свое время, они сестры, вышли замуж за двух братьев.

Израиль, муж бабушки Иды вернулся домой с войны и вскоре умер. Она его очень любила, замуж больше не вышла и осталась жить с семьей сестры. Своих детей у них не было, и вся нерастраченная любовь бабушки Иды досталась детям сестры, а потом и нам, её внучатым племянникам.

Она была особой романтической и немного легкомысленной, и этих качеств не растеряла до глубокой старости. Я до сих пор помню ее рассказ о том, как в юности, она ехала в поезде, у нее ветром сорвало новую шляпку, а какой-то галантный молодой человек сумел поймать и вернуть ей ее. Помню романс «Вечерний звон», который она пела по нашей просьбе, несильным, но красивым голосом. Бабушка Ида очень любила читать жутковатые новеллы Эдгара По. Правда, по ночам они возвращались к ней во сне и тогда она кричала от страха, чем ужасно пугала меня.

Бабушка Голя была настоящей еврейской женщиной, с очень сильным характером. Ну, и судьба ей досталась соответствующая. Очень любознательная, с большим, но нереализованным интеллектом, больше всего на свете она любила читать.

Бабушка Голя была ярой сионисткой. Поэтому, вместо сказок она рассказывала мне истории из Торы. К моим 15 годам (после мы с сестрой и родителями переехали на новую квартиру, а они остались в старой) я прекрасно знала и о царе Соломоне и о царице Савской, о Саре и Аврааме, о выходе евреев из Египта и о многих других событиях еврейской истории. Бабушка бредила Израилем. Она хранила открытки и немногие фотографии, которые присылали наши родственники, в пятидесятых уехавшие из Польши в Израиль.

Мы с бабушкой часами рассматривали эти открытки и восхищались нереально синим небом, домами из ослепительно белого иерусалимского камня и ярко оранжевыми апельсинами, на фоне глянцевой зелени пардесов.

Дедушка Абрам тоже любил Израиль. У него был огромный радиоприемник. Из него, в определенное время, не только по всей квартире, но и по всему нашему большому двору, раздавались позывные «Голос Израиля». Мы жили в старом районе и во дворе было много евреев, но хватало и антисемитов.

Наш сосед, дядя Павел, не мог вынести этого сионистского беспредела и угрожал дедушке повешением, если он не прекратит. На что тот, неизменно посмеиваясь, объяснял ему, что этого делать не стоит, так как веревка его все равно не выдержит. Дедушка, действительно, был высоким и грузным мужчиной.

О многом я еще вспоминала и думала тем вечером и поняла одну вещь.

Мои бабушки и дедушки передали мне свои мысли, надежды, мечты не только генетически. Всё то тепло, забота, любовь, которую они подарили мне в детстве, осталась во мне. Она впиталась и стала частью того, чем являюсь сегодня я.

Вдруг ясно поняла, что вообще, бабушки и дедушки могут дать своим внукам что-то такое, очень важное, чего не могут даже самые лучшие родители. И потому, что папы и мамы заняты сверх меры и из-за того, что это «что-то» появляется в нас,бабушках и дедушках, только с годами.

 И вот, треклятый карантин встал на моем пути…

Я надеюсь, что мы, люди, придем к пониманию требований этого, безусловно умного и, знающего чего он хочет от нас, вируса. Думаю, нам обязательно нужно сделать это, чтобы какой-нибудь другой, новый вирус, не пришел на подмогу первому.

А на сегодняшний день, я рада, что образовалось это свободное время, что нас отделили от наших близких и, благодаря этому, мы сумели понять, что не все в жизни, само собой разумеется. Что просто прийти и просто обнять своих детей и внуков — это большое-большое счастье.

Инна Серницки

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.