Операция «Энтеббе»

В военной истории такая операция считается единственной в своем роде, и сегодня ее подробно изучают во всех школах и центрах подготовки спецназа мира. Первое ее название – «Удар молнии» в точности отражает действительность. Обычно разработка подобных операций занимает месяцы, но  в сложившейся ситуации такого времени не было – для ее подготовки и проведения в распоряжении генштаба Израиля было всего несколько дней.

Террористическая атака

28 июня 1976 года самолет авиакомпании «Эр Франс», захваченный в Афинах немецкими и палестинскими террористами, совершил посадку в международном аэропорту Уганды Энтеббе. Поддержку террористам оказал режим Ливии, где угнанный самолет совершил дозаправку, и диктатор Уганды Иди Амин, который предоставил в их распоряжение аэропорт, обеспечил охрану и политическое прикрытие.

Из 248 пассажиров аэробуса отделили граждан Израиля и людей с еврейскими именами, остальным позволили улететь. Экипаж самолета добровольно остался с заложниками. Всего в плену у террористов оказалось 106 человек. 29 июня террористы выдвинули требования – освобождение 53, отбывавших сроки в тюрьмах разных стран, заключенных и выплата 5 миллионов долларов. Срок ультиматума заканчивался 1 июля, после чего заложникам грозила смерть.

Разработка операции

Израилю был брошен вызов. Для освобождения заложников правительство сразу же задействовало все возможные дипломатические рычаги, и одновременно был отдан приказ о проработке силового варианта. Вскоре выяснилось, что любые переговоры бесполезны, единственное, чего удалось достичь, это продление срока ультиматума до 4 июля, но именно эта отсрочка как раз и дала возможность подготовить и провести операцию.

Разработка велась в условиях абсолютной секретности и на самом высоком уровне. В ней приняли непосредственное участие министр обороны Шимон Перес, начальник генштаба Модехай Гур, начальник отдела разведки Эхуд Барак, командир особого подразделения генштаба Йонатан Нетаньяху, командующий ВВС Беньямин Пелед. Поскольку израильским самолетам предстояло преодолеть расстояние в 4000 километров, с правительством Кении достигли договоренности об их дозаправке в аэропорту Найроби. Агенты Моссада  предоставили подробные сведения о террористах, здании старого терминала, в котором держали заложников, о размещении на аэродроме военных самолетов и радарных установок, а так же о состоянии и боеспособности находящегося рядом с аэродромом 20 тысячного гарнизона. В удаленной от глаз местности был построен макет аэропорта Энтеббе, где штурмовые группы постоянно отрабатывали  возможные варианты боевых действий.

Освобождение заложников

3 июля в 14-00 с базы ВВС «Офира» в сторону Энтеббе вылетел первый самолет. Всего в воздух поднялись четыре транспортника «Геркулес 130» и два «Боинга 707». В первом «Боинге» находился штаб, во втором — полевой госпиталь. В «Геркулесах» летела техника и 100 бойцов спецназа различных подразделений – генштаба, бригады «Голани» и тридцать пятой десантной бригады. Чтобы уйти из-под действия радаров не слишком дружелюбных к Израилю Египта, Сомали и Саудовской Аравии, полет над Красным морем проходил на крайне малой высоте.

В аэропорту Энтеббе первый «Геркулес» приземлился в 23.01. Перед этим в эфире появилась дезинформация о том, что в Энтеббе летит транспорт с освобожденными из израильских тюрем террористами. Из заранее открытого люка съехали на взлетное поле и помчались к терминалу мерседес и два джипа с группой захвата, под руководством подполковника Нетаньяху. Перед зданием аэропорта пришлось открыть огонь по охране, и поскольку группа себя обнаружила, сразу начался штурм. Через 15 секунд заложники были освобождены, а еще через полторы минуты все террористы уничтожены. В ходе боя, огнем с охранной вышки был смертельно ранен командир группы Йони Нетаньяху.

Сразу за первым, приземлились  еще два «Геркулеса», и чуть позже третий.  Находившиеся в них десантники провели зачистку аэродрома, захватили радиостанцию, диспетчерский пункт, взорвали 11 истребителей и радарные установки, исключив тем самым возможность преследования. Бойцы «Голани» защищали периметр и уничтожили, пытавшийся прорваться к аэродрому, отряд угандийцев. Сразу после этого началась посадка в самолеты освобожденных заложников. Вся операция заняла 58 минут, Из 106 заложников были спасены 102, из всей группы осуществлявшей операцию погиб только один человек – Йони Нетаньяху.

Возвращение

Взлетное поле аэропорта Лод было заполнено встречающими. Каждому хотелось обнять героев рейда и спасенных ими людей. Это была победа. Победа всего народа Израиля, победа жизни над смертью. Но вместе с победой пришла большая боль – среди тех, кто вернулся живым, не было Йони.

Его любили все, с кем он хоть мало-мальски был знаком, и он в свои 27, был единственным из всей группы, кто отдал жизнь, ради спасения других.

Постфактум

В память о погибшем подполковнике спецназа, правительство Израиля приняло решение назвать операцию «Йонатан». Эта операция и сегодня остается уникальной. В 1979 году, освобождая заложников из американского посольства в Тегеране, подобный рейд попытались провести Соединенные Штаты, но полностью его провалили.

Сюжет операции использован во многих фильмах, и это не удивительно – крутой сценарий для боевика еще в 1976 году детально расписал генштаб Израиля.

О Йони снят хороший фильм – это фильм Семена Винокура, режиссера, который сумел увидеть в  Йони Нетаньяху, кроме боевого командира спецназа, еще и его тонкую, ранимую душу. Йони не любил войну, напротив, он любил людей и очень любил свою страну. Но ради этой любви  приходилось воевать. И эта реальность жизни буквально разрывала его  своими противоречиями между любовью и ненавистью, между светом и тьмой.

Впрочем… давайте посмотрим.

Семен Шойхет

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *