Битва Авраама (избранные главы)

Звезды говорят

Верховный жрец Биш – «левая рука» царя Нимрода, не хотел бы сейчас

встречаться с царем.

Скользящей походкой он шел по коридору, ведущему в царские покои.

Охранники опускали перед ним глаза, чтобы он не сжег их взглядом.

В конце коридора Биш приоткрыл тяжелую дверь из драгоценного

кедрового дерева и с дрожью в голосе произнес:

– Дурные вести, великий царь.

И запнулся.

Наконечник стрелы был направлен ему в лоб.

– Говори! – произнес Нимрод. Огромный лук в его руке изогнулся.

Звезды предсказывают…, – Биш с трудом ворочал языком. – Они…

предсказывают… что в твоем царстве родится мальчик, который будет

отрицать… твою божественность.

Нимрод отпустил тетиву. Стрела понеслась к цели.

Но вдруг она изменила направление и вонзилась в потолок.

– Я бы выслушал его до конца, великий царь, – послышался тихий голос.

В глубокой нише справа от трона стоял высокий человек лет тридцати,

но совершенно седой.

– Когда он родится? – резко спросил Нимрод.

– До 30-го захода солнца. У нас есть 29 дней.

– Какие меры ты предпринимаешь, чтобы он не родился?

– Всех рожениц мы собрали в одном месте и отбираем новорожденных.

В живых должны остаться только девочки.

– Что скажешь, Терах? – спросил Нимрод седого.

– Моя жена беременна, – ответил Терах.

Кривая улыбка коснулась лица Биша и тут же исчезла.

– Но она должна родить через два месяца, – сказал Терах, – а здесь все

закончится раньше.

– А если бы тебе пришлось пожертвовать сыном? – взгляд Нимрода

теперь остановился на нем. – Пожертвовал бы?!

– Но он родится через два месяца, – холодно повторил Терах.

11

– Отвечай, как думаешь, – отрезал Нимрод.

– Есть только один царь, великий царь Нимрод, – Терах не отвел

взгляда. – Его слово – слово бога.

– Значит, ты отдал бы своего сына?

– Да.

– Ну, что ж… это хорошо… Ты снова подтвердил свою преданность, мой

Терах. Я проголодался. Действуйте! – бросил царь и вышел.

Из темноты проявилось уродливое лицо палача Сиюты. Он бесшумно

проследовал за своим хозяином. Немой убийца, который сам себе

отрезал язык из преданности повелителю, обернулся у двери… и

плюнул под ноги Тераху.

***

В тот день был издан жестокий приказ.

И тут же во все концы страны поскакали глашатаи.

Приказ был зачитан на площадях и принят вавилонянами. Никто не смел

сопротивляться богу Нимроду.

Роженицы, чей срок подходил, сами шли в родильные дома. Или их

приводили мужья.

За месяц в стране не остался в живых ни один новорожденный мальчик.

Башня до небес

Зато за этот месяц еще на восемьдесят локтей выросла великая башня –

гордость царя Нимрода и всей страны.

В центре Вавилона на главной площади, рядом с храмом Эсагила, посвя-

щенным богу Мардуку – создателю мира, победившему страшное чудо-

вище Тиамат, строилась она – башня, устремленная в небо.

Она поднималась, доказывая всем: нас не взять голыми руками.

Башня должна соединить небо с землей.

Все знали – так и будет.

Однажды, пять месяцев назад, царь Нимрод собрал весь народ за

стенами города, в Великой долине на берегу Евфрата.

12

Он гарцевал на коне перед простершейся ниц огромной толпой.

Нимрод говорил, и его слова передавали глашатаи дальше и дальше,

чтобы все слышали, даже глухие.

Он сказал:

– Народ, я позвал вас сюда, чтобы спросить. Кто вы?! Послушные овцы,

которые не знают, когда им перережут глотку? Или вы сами хотите

решать свою судьбу?

Царь умолк, окинув взглядом море голов. И тут же из толпы раздался

вопль:

– Сами! Мы хотим сами решать свою судьбу!

– Сами-и-и-и, – подхватил народ.

Нимрод кивнул. Он не сомневался в ответе.

– Тогда, – продолжил он, – мы должны построить башню.

– Башню-у-у-у! – выдохнул кто-то.

– Башню до небес! – закончил Нимрод.

– У-у-у-у-у! – застонала толпа.

Нимрод посмотрел на небо, оскалился и произнес:

– Ты не смоешь нас больше потопом! – он поднял руку, грозя небесам. –

Мы не безропотные овцы, с которыми ты можешь делать, что захочешь.

Мы хозяева своей жизни.

– Башню-у-у-у! – повторила толпа и завыла, требуя. – Мы строим башню!

Башню до небес!..

Нимрод долго не останавливал этого воя.

Народ не разочаровал его.

Он был безгранично предан своему царю.

– Боги должны ответить нам за смерть наших прадедов! – выкрикнул

Нимрод. – Эй, боги!!! За что вы уничтожили их в водах потопа?!

Толпа замерла. Люди ожидали, что будет дальше. Кто победит в этой

битве?

Нимрод улыбался.

Небеса молчали.

На глазах у всех рождался новый бог.

Близкий. Которого, наконец, можно увидеть.

Бог Нимрод.

Кто-то первый закричал:

– Слава богу Нимроду!

Потом подхватил один голос, не твердый, за ним второй – окрепший.

И, наконец, весь народ от края до края начал скандировать:

13

– Слава богу Нимроду!.. Слава богу Нимроду!..

Нимрод повел рукой, и снова все стихли разом.

– Властью своей, – произнес Нимрод, – властью бога на земле… я

назначаю…

Он взглянул направо.

Там, преданно глядя на него, вытянувшись по струнке, замерли жрец

Биш и первый министр Терах.

– …главным…

Жрец моргнул, выдавая волнение.

– …кому будет повиноваться Вавилон…

Биш ведь так хотел этого. Все на свете он готов был отдать, только бы

услышать сейчас свое имя.

Царь произнес:

– Главным я назначаю Тераха.

Побелели от ненависти глаза Биша.

Вспыхнул пожар в его груди.

А народу что?! Народ завопил:

– Терах! Терах!..

И Терах ответил:

– Благодарю тебя, великий Нимрод! От имени народа заявляю: мы

построим башню до небес! Это будет подарок тебе от преданного

Вавилона. И тогда никакой потоп не возьмет нас.

Нимрод протянул руку к Тераху.

Тот приблизился и поцеловал ее.

В этот день был праздник, который длился всю ночь.

Только Биш не пришел.

***

Это случилось пять месяцев назад.

Решение было принято. И тут же все, кто мог держать в руках тележку,

молот, молоток, камень, палку, палочку, тростинку, каждый, кто мог

двигаться хоть немного, сильный и слабый, малый и старый, – все, как

один, приступили к строительству башни.

Ими двигала безумная вера.

Их энтузиазм не нуждался в вожжах.

Не просто было Тераху овладеть этой стихией.

Оседлать горячего коня, не охладив его пыла.

Месяц он не выходил со стройки.

Сутками не спал.

14

Были назначены бригадиры, десятники, сотники, тысячники,

десятитысячники.

Через месяц не стало камня, привезенного из дальних мест.

Страна ведь была построена на голой равнине.

А гряда гор, окружающих столицу, оказалась фикцией.

Камень дробился, превращаясь в песок.

Он не мог лечь в основу башни.

Стройка могла остановиться.

А голова Тераха – свалиться с плеч.

Нимрод не хотел и слышать об отсрочке в строительстве.

Точил свой топор палач Сиюта.

Еще неделю собирали камень по всей округе.

Через неделю и он закончился.

И когда оставалось только молиться, кто-то тихо прошептал: «Боги-то

против… нехорошо мы обошлись с нашими богами».

И пошел по народу слух.

Купить книгу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.